Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:


Уведомить Закрыть
Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:
Уведомить Закрыть

Ван Парейс, Михаил. Вопроси отца твоего.

Ван Парейс, Михаил. Вопроси отца твоего. QR Code Вес: 0.4 кг
Наличие: В наличии
380 руб.
Количество: Купить

Ван Парейс, Михаил. Вопроси отца твоего.

Ван Парейс, Михаил. Вопроси отца твоего... Исследования святоотеческой мысли. / Пер с фр. / К.: Дух і Літера, 2013. - 592 с.

Твердый переплет. Печать офсетная. Бумага офсетная.

В книге впервые собраны воедино статьи выдающегося современного богослова-патролога игумена Михаила Ван Парейса из бенедиктинского Крестовоздвиженского монастыря Шеветонь (Бельгия). Для исследовательского стиля о. Михаила характерно сочетание строгой научности с простотой и ясностью изложения. Основное направление мысли автора - стремление актуализировать святоотеческое наследие, показать его богатство и ценность для решения проблем современной Европы. Объединенные в несколько разделов исследования посвящены как общим проблемам патрологии, так и отдельным крупным патристическим фигурам: святителям, особенно каппадокийцам, отцам-пустынникам, отцам-исихастам, особо - основателю западного монашества преп. Бенедикту, а также славянским просветителям св. Кириллу и Мефодию.
Книга будет ценна и полезна не только ученым, студентам богословских учебных заведений, но и всем, кто интересуется классической эпохой христианства, жизнью и трудами отцов Церкви.

СОДЕРЖАНИЕ:

Священное Писание

Творение и природа: Мессия и падший царь. Христианское прочтение Псалма 8
Иисус — свидетель Бога Отца по Евангелию от Иоанна
Воссоединение человека в Имени Божием. Толкование Мф. 18:19-20
 

Отцы Церкви

Значение святоотеческого богословия для будущего экуменизма
Мир и примирение в святоотеческом и монашеском предании
Халкидонский собор и его история. Связь с экуменизмом
Развитие христологического учения Василия Селевкийского
Богословие как переосмысление предания: преподобный Иоанн Дамаскин
 

ОТЦЫ-каппадокийцы

Общение и уединение у святителя Василия Великого
Бог, Отец и Вседержитель, у отцов-каппадокийцев
Экзегеза и богословие в книгах Григория Нисского «Против Евномия»: спорные тексты Писания и их богословская разработка
«Да празднуем божественно!» Христианский праздник по святителю Григорию Богослову
 

Отцы-пустынники

Авва Силуан и его ученики
Послание преподобного Арсения Великого
Толкование Священного Писания в «Лествице, возводящей на небо» преподобного Иоанна Лествичника
 

Преподобный Бенедикт Нурсийский

Краткая и чистая молитва в творениях преподобного Бенедикта
Связи с монашеским Востоком у преподобного Бенедикта
Преподобный Бенедикт и отцы-пустынники
 

Отцы-исихасты

От Хорива к Фавору: Преображение Христа в византийских проповедях
Монашеская мудрость на пересечении культур: Повесть о преподобных Варлааме и Иоасафе
Грузинское монашество и его значение для европейского самосознания
Литургия сердца по преподобному Григорию Синаиту
Изречения старцев: их актуальность в нынешнем мире
Духовное отцовство в западном монашеском предании
Святые апостолы славян Кирилл и Мефодий
Евангелие и культура
 

Михаил Ван Парейс - Вопроси отца твоего - ПРЕДИСЛОВИЕ

 
Отцы свидетельствуют о вере Церкви — и учением, и жизнью. В первые века христианства многие из них были епископами, священниками или диаконами; многие участвовали во вселенских соборах. Интересно заметить, что, начиная с преподобного Антония Великого, все самые значительные духовные личности из среды монашества получали почетное имя отцов. Это преемство на протяжении веков не иссякало, ибо ни одно поколение верующих не лишено благодати Святого Духа.
 
1. Одна из самых ранних статей этого сборника — «Значение святоотеческого богословия для будущего экуменизма» (1971 г.) ставит вопрос о непреходящей ценности святоотеческого богословия на протяжении всей истории Церкви и размышляет над ним в диалоге с еще молодым в то время немецким католическим богословом, будущим кардиналом Иосифом Ратцингером и папой Бенедиктом XVI2. Работа была написана в убеждении, что богословие должно черпать пищу в учении Библии и отцов, чтобы быть способным развиваться и достойно передавать веру своим современникам3. Об этом уже писал А. де Любак — один из тех, кто внес наиболее существенную лепту в поворот католического богословия к святоотеческим истокам. «Всякий раз, — говорит он, — когда христианское обновление являлось как в области мысли, так и в самой жизни, оно неизменно являлось под знаком отцов».
 
Но как читать отцов Церкви в наши дни? Ведь очевидно и то, что в исповедании веры в Пресвятую Троицу и в единство личности Иисуса Христа, в учении о таинствах (о том, что lex orandi [закон молитвы] определяет lex credendi [закон веры]), об обожении человека святые отцы могут служить примером подлинной «симфонии», глубочайшего согласия и созвучия, при том, что учили они в различных исторических и культурных контекстах.
 
Их ситуации действительно различны уже потому, что у каждой из трех великих культур, рожденных христианством — греческой, латинской и сирийской — свой неповторимый лик и дух. К тому же каждая вынуждена была решать свои наиболее жгучие вопросы: св. Ириней Лионский во II веке опровергает «ложное знание», в IV веке св. Афанасий Великий отстаивает учение о единосущии Сына и Духа Отцу, св. Лев Великий противостоит непризнанию единства двух природ в одном Лице Иисуса Христа. Поэтому так важен метод контекстуального прочтения святоотеческих трудов; так важно признавать, что «Отцы Церкви жили и творили в различных церковных, богословских, культурных, исторических, временных и языковых контекстах».
 
Тем не менее, церковное предание всегда придавало большое значение связям между крупнейшими представителями раннего христианства. Встреча св. Василия Великого с преп. Ефремом Сириным (несомненно, легендарная) — свидетельство взаимного признания греческой и сирийской богословских культур, невзирая на их различия в выражении веры. Быть может, одна из главных задач современной патристики состоит как раз в том, чтобы — через переводы и изучение — принять отцов других христианских культур? Перед революцией 1917 года Русская Православная Церковь сумела проделать в этой области очень значительную работу10. Такое обращение к отцам можно вслед за о. Ивом Конгаром назвать «экуменизмом корней». Кроме того, нельзя забывать, какой серьезный вклад вносят научные исследования в смягчение и преодоление конфликтов, унаследованных из прошлого, тогда как недоверие порождает лишь враждебность, а та в свой черед становится источником доктринальных или богословских «оправданий».
 
2. Некоторые статьи этого сборника посвящены святоотеческим толкованиям библейских текстов. Самая ранняя, озаглавленная «Экзегеза и богословие в книгах Григория Нисского "Против Евномия"», возникла в результате моей докторской диссертации 1968 года (Париж, Сорбонна). Как отцы Церкви понимали и толковали Библию? Можем ли мы сегодня разделять их духовное восприятие Священного Писания, печать которого несут на себе все литургические тексты? Прежде всего, мы убеждаемся в том, что отцы были в первую очередь именно экзегетами.
 
Многие — чтобы не сказать громадное большинство — их сочинений представляет собой именно изъяснение библейских книг в форме проповедей, толкований или схолий. «Раннехристианская экзегеза — нечто большее, нежели просто древнейшая форма экзегезы... Она есть сама христианская мысль в одном из самых существенных ее аспектов», — писал о. Анри де Любак. В этой области между отцами существует как подлинная «симфония», так и великое разнообразие. Они единодушны в убеждении, что Иисус Христос есть ключ, отверзающий врата духовного и церковного постижения Библии; а ведь именно таково, собственно говоря, толкование, которое дал Священному Писанию Сам Воскресший Господь (см. Лк. 24).
 
Однако их герменевтические подходы различны, и стоит внимательно проследить иногда довольно острые дебаты, отголоски которых мы находим в их сочинениях, чтобы многое стало яснее. После той, ныне уже отдаленной эпохи, которая была ознаменована именами таких крупных патрологов как А. де Любак, Ж. Даниэлу, Г. У. фон Бальтазар, открытие научным миром Александрийской Библии, Септуагинты, дало еще более сильный толчок для исследований истории экзегезы Филона Александрийского и отцов. Однако нам следует воздать должное их православному предтече — святителю Феофану Затворнику. В XIX веке он публикует комментарии к Псалму 118, к Молитве Господней, к посланиям апостола Павла, обильно цитируя греческих и латинских отцов. Перед ним стояла, прежде всего, пастырская задача: открыть духовенству, монахам и мирянам сокровищницу Библии и святых отцов.

 

Нет отзывов об этом товаре.

Написать отзыв

Имя:


Ваш отзыв: Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.

Оценка: Плохо           Хорошо

Введите капчу: