Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:


Уведомить Закрыть
Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:
Уведомить Закрыть

Тафт Р.Ф. Диптихи / Роберт Френсис Тафт.

Тафт Р.Ф. Диптихи / Роберт Френсис Тафт. QR Code Автор(ы): Тафт Роберт (Taft Robert F.), проф.-архим.
Вес: 0.65 кг
Наличие: Нет в наличии
825 руб.
Количество: Купить

Тафт Р.Ф. Диптихи / Роберт Френсис Тафт.

Тафт Р.Ф. Диптихи / Роберт Френсис Тафт. [пер. с англ. С. Голованова]. - Омск: Голованов, 2012. - 384 с. (История Литургии свт. Иоанна Златоуста; Т.4)

Твердый переплет. Печать офсетная. Бумага офсетная.

Монография проф. Роберта Тафта (р. 1932) об историческом развитии поминовения живых и усопших в особый момент Божественной литургии св. Иоанна Златоуста. Прочтение списка имен из диптихов в настоящее время практически исчезло из церковного обихода, но некогда играло огромную роль не только в богослужебной жизни, но и в межцерковных отношениях. Данное исследование является четвертым томом серии, посвященной главному византийскому (т.е. православному) богослужению.

Прот. Андрей Дудченко

Эту книгу не отнесешь к категории популярной литературы, хотя ее автор архимандрит Роберт Тафт излагает предмет, как всегда, сочным и живым языком. Оригинальное издание на английском языке было опубликовано в Риме в 1991 году Папским институтом восточных исследований, а русский перевод вышел в Омске в 2012 году с разрешения автора. Переводчик — священник Сергий Голованов, научный редактор перевода — профессор Елена Велковская.

Священник Сергий Голованов уже несколько лет занимается переводом и изданием классических трудов по изучению православного богослужения. Недавно мы анонсировали на «Киевской Руси» его издание «21 ответа на вопросы по литургике и не только» о.Роберта Тафта. Однако, главный труд о.Сергия как переводчика и издателя — это то, что он делает доступным для читателя на русском языке главный научный труд нашего времени, посвященный православной литургии: серию «История литургии святителя Иоанна Златоуста». Последний том на английском языке, посвященный анафоре, в настоящее время находится в печати, а тем временем на русский язык уже переведено и издано три тома из шести.

Содержание серии, по томам (приводятся годы изданий на английском и русском языках):

1. Литургия Слова в византийской литургии. Исторический очерк. Хуан Матеос. Рим, 1971 / Омск, 2010.

2. Великий вход. История перенесения даров и других преданафоральных чинов. Роберт Тафт. Рим, 1978 / Омск, 2010.

3. Анафора. Роберт Тафт.

4. Диптихи. Роберт Тафт. Рим, 1991 / Омск, 2012.

5. Предпричастные обряды. Роберт Тафт. Рим, 2000 (русского перевода еще нет).

6. Причащение, благодарение и заключительные обряды. Роберт Тафт. Рим, 2008 (русского перевода еще нет).

Как видно из списка, все тома, кроме первого, написаны Робертом Тафтом. Первый том написан учителем о.Роберта — о.Хуаном Матеосом, на французском языке. Тафт решил продолжать труд своего учителя, а не переписывать его. Последним по времени издания будет третий том в серии, посвященный центральной части литургии — анафоре. Впрочем, после издания последнего тома архимандрит Роберт Тафт, если позволит здоровье, намерен заняться пересмотром и актуализацией первого тома своего учителя, посвященного литургии Слова.

Итак, том «Диптихи» рассматривает историческое развитие весьма специфического элемента Божественной литургии — поминовения живых и усопших в особый момент в заключительной части анафоры. Нынче прочтение диптихов практически исчезло из церковного обихода, но в древности этот литургический элемент играл огромную роль не только в самом богослужении, но и в богословских спорах, и в отношениях разных местных Церквей друг с другом. По крайней мере, с четвертого века диптихи уже были важнейшей частью византийской литургии.

За богослужением обычно возносится молитва, пишет о.Роберт Тафт, и не просто молитва Кому-то, но и молитва за кого-то. Издавна одним из традиционных видов церковной жизни была молитва за выдающиеся личности, с которыми оказывались переплетены судьбы церкви. Вот это и привело к появлению диптихов.

Что же такое диптихи? Это особая форма поминовения в чине литургии. Сам термин происходит от названия дощечек-табличек эпохи поздней античности с высеченными именами. Некоторые авторы, отмечает Тафт, слишком вольно обращаются с термином «диптихи», применяя его к другим формам литургического поминовения, которые диптихами не являются. Это не удивительно, поскольку в чинопоследовании византийской литургии Тафт насчитывает шесть отдельных категорий молитвенных поминовений. Перечислим их для ясности.

1) Поминовение с изъятием частиц из просфор на проскомидии, или, как более правильно называть, протесисе — чине приготовления даров перед литургией, развитие которого началось в XI веке.

2) Поминовение на мирной ектении, или великой синапте, как она называется по гречески. Сегодня это первая ектения литургии, а изначально — первая ектения верных, которая произносилась после удаления из храма катехуменов (оглашаемых). На нынешнее место мирная ектения передвинулась лишь с конца XI века.

3) Здравницы, или похвалы, восклицания, многолетия в честь императоров, бывшие типичной частью византийского церемониала, во время которых многократно повоторялось «На многая лета!» («Ис полла эти!»). В чине богослужения эти восклицания звучали непосредственно перед Трисвятым, то есть сразу же после торжественного входа в храм. Позже этими словами стали приветствовать патриарха и епископов. К этой же категории поминовений относится возглас «Господи, спаси благочестивыя и услыши ны», реставрированный в новых изданиях славянских служебников Московского Патриархата после распада Советского Союза. Кстати говоря, эта вставка представляет собой совершенно неуместное явление: диакон своей выкличкой разрывает возглас молитвы Трисвятого, а затем, после того как хор повторит «Господи, спаси благочестивыя…», возглашает докслогию молитвы: «И во веки веков».

4) Традиционные ектении, следующие после чтений Священного Писания. Это сугубая ектения и ектения за усопших, возглашаемая в некоторые дни. К сугубой ектении могут добавляться особые прошения за различные нужды: о болящих, путешествующих, благодарственные и пр. Некоторые из этих прошений печатаются в приложениях к служебнику.

5) Поминовения во время великого входа, прерывающие пение Херувимской песни. Прослеживаются не раньше, чем с XII-XIII столетий.

6) Собственно диптихи, которые возглашаются диаконом одновременно с ходатайственными молитвами (интерцессиями) анафоры. Сами ходатайственные молитвы анафоры также содержат поминовения самых разных категорий людей, как живых, так и усопших.

Роберт Тафт прослеживает развитие диптихов, привлекая самые разнообразные древние источники, не только собственно византийские, но и сирийские, армянские, коптские и пр. Изложение истории диптихов живых и усопших занимает основную часть монографии. В качестве примера, когда включение в диптихи или исключение из них имен видных церковных деятелей оказывалось в центре внимания в межцерковных конфликтах, Тафт приводит случай святителя Иоанна Златоуста. После того, как святитель Иоанн был неканонически смещен с Константинопольской кафедры и умер по дороге в ссылку, его сторонники отказались вступать в общение с новым патриархом Арзакием и его преемником Аттиком. А в Александрии — вечной сопернице Константинополя — церковью правил знаменитый святитель Кирилл, унаследовавший патриаршую кафедру после своего дяди Феофила, непримиримого врага Златоуста. Случилось так, что, уступая настроениям сторонников Златоуста в Константинополе, патриарх Аттик решил восстановить имя свт. Иоанна в диптихах усопших. Это воспринималось как важный знак реабилитации святителя, хотя и создавало проблемы для самого Аттика: ведь, признавая незаконным низложение Златоуста, он тем самым ставил под сомнение собственную легитимность. Аттик обратился к Кириллу Александрийскому с письмами, в которых лукаво утверждал, что Златоуст восстановлен в диптихах «не как епископ, но как тот, кто раньше был им», и ссылался на пример из родины Златоуста — Антиохии, где также были включены в диптихи имена прежних «диссидентов». Кирилл в резкой форме ответил: «Как может извергнутый из священного сана находиться среди священников Божиих и брать часть с ними? Как можно включить исключенного из списка служителей Церкви? Как можно помещать мирянина среди епископов?..»

Особого внимания заслуживают «Пастырские размышления» о. Роберта Тафта, занимающие последние три страницы тома перед справочным аппаратом. Как известно, Тафт ни в коем случае не причисляет себя к реформаторам богослужения. Во многих интервью он говорит о том, что является «информатором, но не реформатором». Тем не менее, не стоит преуменьшать взгляды профессора архимандрита на возможность литургических изменений. «Восточное богослужение изменялось, может изменяться, действительно изменяется и воистину должно меняться и дальше — а иначе как ему остаться живым?» — пишет Тафт на стр. 343. Однако он не предлагает готовых рецептов, которым должны следовать возможные изменения. Тафт высказывается резко и по поводу еще одного распространенного мифа: что будто бы христианскому Востоку нечему учиться у христианского Запада в богослужении, духовности, богословии или монашестве: «Все мы можем и должны учиться друг у друга». Если говорить о восстановлении диптихов в богослужении приходской общины, то Тафт осторожно отмечает: «Западная манера поминовения посредством прочтения списка прихожан и их нужд была неплохим примером в свое время, поэтому много столетий назад сама византийская традиция обратила внимание на западный обычай, и несколько древних монашеских рукописей робко преобразовали старые диптихи живых в более жизнеспособное поминовение членов местной церковной общины и их потребностей. Это — путь, которым я пошел бы и сегодня».

Нет отзывов об этом товаре.

Написать отзыв

Имя:


Ваш отзыв: Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.

Оценка: Плохо           Хорошо

Введите капчу: