Боровой Виталий, протопр.

Проф.-протопр. Виталий Боровой (16.01.1916-07.04.2008) - доктор богословия, историк церкви, проповедник; был консультантом Отдела внешних церковных сношений Московского Патриархата, деятельным членом Попечительского совета Свято-Филаретовского института.

Был рукоположен в 1944 году во иерея, назначен настоятелем кафедрального Петропавловского собора Гомеля. Участвовал в возрождении Минской духовной семинарии, позднее стал профессором церковной истории на кафедре Василия  Васильевича  Болотова в Ленинградской духовной академии.

С 5 июня 1959 года о. Виталий являлся сотрудником ОВЦС МП. 28 августа 1960 года о. Виталий Боровой вошел в состав учрежденной Патриархом Алексием I Комиссии по межхристианским связям РПЦ (с 17 окт. 1963 Комиссия Свящ. Синода по вопросам христианского единства, в настоящее время синодальная Богословская комиссия).

Он был активным участником подготовки вступления РПЦ во Всемирный Совет Церквей (ВСЦ), проходившей во 2-й пол. 50-х годов. По приглашению генерального секретаря ВСЦ д-ра В. А. Виссерт-Хуфта в июне-июле 1959 г. находился в Женеве с целью изучения деятельности и структуры Совета. С марта 1962 г. на протяжении 13 лет (с перерывами) о. Виталий был представителем РПЦ при ВСЦ, участвовал в работе всех Ассамблей ВСЦ. В течение долгого времени трудился в Объединенной рабочей группе ВСЦ и Римско-католической Церкви; присутствовал в качестве наблюдателя от РПЦ на всех заседаниях II Ватиканского Собора (1962-1965). 

В 1973-1978 гг. о. Виталий в сане протопресвитера являлся настоятелем Богоявленского собора в Москве, с 1984 г. - почетным настоятелем московского храма Воскресения Словущего на ул. Неждановой (ныне Брюсов пер.).

* * *

Отец Виталий родился в бедной крестьянской белорусской семье. После революции эта часть Белоруссии отошла к Польше. Отец Виталий окончил Виленскую семинарию, и богословский факультет Варшавского университета.

Во время II мировой войны он был секретарем Минской епархии и при его участии в условиях немецкой оккупации было открыто около тысячи храмов (до войны коммунисты закрыли в Белоруссии все храмы!).

После войны он был рукоположен в священника, был настоятелем собора в Гомеле, затем участвовал в возрождении Минской духовной семинарии, позднее стал профессором церковной истории на кафедре Василия  Васильевича  Болотова в Ленинградской духовной академии.

Отец Виталий мечтал посвятить свою жизнь церковной науке и продолжить дело Болотова, но по воле Синода с конца 50-х должен был перейти на работу в Отдел внешних церковных сношений. Много лет он был представителем во Всемирном совете церквей. О. Виталий также был представителем РПЦ на II Ватиканском соборе.

В 70-е о.Виталий - любимый прихожанами настоятель патриаршего Елоховского собора, в 80-90-е - почетный настоятель храма Воскресения Словущего на Успенском вражке в Москве.

О. Виталий - несравненный в нашей церкви знаток богословия, выдающийся проповедник, замечательный преподаватель, которому обязаны многие ученые и иерархи нашей церкви.

До конца своей жизни о. Виталий вносил свой вклад в духовное образование - он был деятельным членом в Попечительском совете Свято-Филаретовского института.

Проповеди и выступления о. Виталия, а также материалы о нём можно найти на сайте Свято-Филаретовского института

 

Он старался поддерживать всё живое в церкви

Интервью со свящ. Георгием Кочетковым 7 апреля 2008 года, в день кончины отца Виталия Борового

- Было сказано однажды, что с кончиной Сергея Сергеевича Аверинцева закончился ХХ век, завершилась целая эпоха. Можно ли сказать, что жизнь отца Виталия Борового - тоже целая эпоха, эпоха в новейшей церковной истории? Каково значение личности отца Виталия для церкви?

- Сейчас ответить полностью на этот вопрос невозможно. Должно пройти какое-то время, чтобы ответ был более объективным, более целостным и менее зависимым от эмоций. Но в любом случае не может быть никаких сомнений в том, что о. Виталий - знаковая фигура, что он один из крупнейших деятелей Русской православной церкви второй половины ХХ века. Если о Сергее Сергеевиче было сказано, что с ним закончился целый ХХ век, то отец Виталий сам прожил целый век. Он умер на 93-м году жизни. Очень важно то, что он родился не в СССР. Он родился в 1916 году в семье белорусских крестьян и жил в Прибалтике, Западной Белоруссии, Польше. Потом учился в Вильнюсе и Варшаве и только перед войной оказался на территории Советского союза. Он созрел как личность не будучи под советской властью. И этот свободный дух о. Виталий сохранял всю жизнь.

Он всегда старался помогать церкви в том реальном состоянии, в каком она находилась в тяжёлые подсоветские и первые постсоветские годы. После войны он восстанавливал Минскую семинарию в Жировицах и преподавал сначала там, потом, в конце 1950-х - начале 1960-х - в Ленинградской духовной академии. Он чувствовал себя учеником Василия Васильевича Болотова, стремился продолжать его дело и хотел, чтобы на него смотрели, прежде всего, как на профессора, преподавателя церковной науки. Он хотел создать книгу, которая была бы продолжением дела Болотова - история церкви, но с учётом тех открытий исторической науки, которые произошли в ХХ веке.

Он, конечно, был и церковным дипломатом, но честным и преданным церкви. Удивительно, как человек, который в советские-то годы был представителем церковных верхов, заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений, мог ни разу никого не предать, не написать ни одной бумаги в КГБ или в другие советские органы, которые могли бы принять, что называется, оргмеры по отношению к кому бы то ни было. Он множество раз испытывал гонения и угрозы. Когда в конце 1970-х годов его - единственного протопресвитера Русской православной церкви - снимали с должности настоятеля Патриаршего собора, власти говорили ему: «Вы нам со своими проповедями тут не нужны. Поезжайте проповедовать в Женеву, там кому угодно проповедуйте». Он всегда говорил правду, говорил острые и рискованные вещи, но умел говорить это так, чтобы не попадать в слишком сложные, безвыходные ситуации, и всю жизнь уходил от людей, «ищущих повода». Только один раз у него это не получилось - когда в 1984 году его сделали «невыездным» и убрали из Женевы, а потом даже стали допрашивать в КГБ по клеветническому доносу одного из  священников, служивших с ним в то время в одном храме в Женеве.

Он старался поддерживать всё живое в церкви. Он ценил вещи неформальные, исходящие изнутри традиции, и любил напоминать слова Болотова о том, что для церкви канонично всё, что для неё реально и всерьёз полезно. Он был человеком очень послушным иерархии, хотя иерархия его не слишком любила. Он был выдающимся богословом - может быть, лучшим богословом Русской церкви второй половины ХХ века внутри Советского союза и России. Наследие отца Виталия, которое сейчас неизвестно почти никому, кроме узкого круга людей, ещё будет выявляться и собираться, я в этом уверен. И он займёт ещё - и через свои проповеди и работы, и просто как человек, достойно проживший свою долгую жизнь в служении Богу и Церкви - достойное место в общей памяти нашей церкви.

- Вы считаете о. Виталия одним из немногих своих духовных учителей. Почему Вы выбрали именно его?

- В молодости я искал учителей. И Господь мне действительно посылал тех, у кого можно было учиться. Я считаю всех своих учителей истинными праведниками, истинно святыми людьми - и отца Тавриона (Батозского), и отца Всеволода Шпиллера, и отца Иоанна (Крестьянкина), и отца Виталия Борового. Они все очень разные, но в каждом из них действовал Дух Божий, и благодаря этому разнообразию, несмотря на их человеческие немощи, недостатки, а иногда и ошибки, мне как раз удалось найти тот путь, который мне сейчас кажется самым главным, самым центральным, самым плодотворным. Поэтому моя благодарность отцу Виталию бесконечна, как и всем другим моим учителям. Да, конечно, человек не может только повторять своих учителей, никто никогда этого не делает. Но человек, у которого нет школы, нет учителей, не может быть человеком серьёзным и глубоким, тем более целостным, а для каждого из нас это очень важно - и для нашего движения, Преображенского содружества малых православных братств, и для нашего института, и для всего, что мы делаем.

Мы с о. Виталием подружились в первой половине 1970-х годов, и уже в 1975 году я откровенно рассказывал ему обо всем, что я думал о возможности возрождения Русской церкви в тех условиях, в которых она реально находилась в нашей стране. И он был горячим поборником этого пути возрождения. У него на многое были свои взгляды. В большей части мы сходились в своих мнениях, но где-то были и разногласия. 

- И как Вы разрешали эти разногласия?

- В споре, конечно. Отец Виталий был прекрасный спорщик. Не всегда мы друг друга убеждали. Не всегда я его мог убедить, не всегда он мог меня убедить. Но мы всегда оставались друзьями, хотя отец Виталий не склонен был к легкомыслию, к легковерию. Он даже в советские времена мог позволить себе шутку - мол, где собраны двое или трое православных, там один из них доносчик. Шутки шутками, но он действительно был человек не легковерный. Однако он понимал, что нужно выяснять истину. И когда он всё-таки был убеждён кем-то в том или ином вопросе, он был готов поменять свою точку зрения.

- Т.е. он не держался за своё мнение?

- Наоборот - держался, так же как Сергей Сергеевич Аверинцев и многие другие. Он не легко отказывался от своих убеждений. Но, держась за всё это, он не был закрытым, недиалогичным человеком, потому что он был настоящий богослов и настоящий историк. Это самое главное. Не псевдо-историк, не псевдо-богослов, которых сейчас стало много, а настоящий учёный. Он понимал, что наука всегда должна двигаться, и учёный должен всегда развиваться в своём учении и в своих воззрениях.

- Каково его значение для возрождения духовного образования в России? Что самого важного он сделал для СФИ, членом Попечительского совета которого являлся многие годы?

- Он всегда считал себя в первую очередь профессором. Поэтому сфера церковного образования была для него самой горячей, самой центральной темой. Он много делал, преподавал, как я уже говорил, в Минской духовной семинарии, потом в Ленинградской духовной академии, потом, до самой пенсии, - в Московской духовной академии. Он всегда проповедовал и, несмотря на некоторые стилистические особенности своей речи и повышенную эмоциональность, был блестящим проповедником. Он преподавал и в аспирантуре при Отделе внешних церковных сношений, и делал это всегда очень живо, искренне, горячо, имея в виду большую перспективу.

Он с удовольствием принял приглашение быть членом Попечительского совета нашего института. Он много проповедовал в часовне института, выступал с лекциями, давал советы и буквально до последнего дня был научным руководителем некоторых наших магистрантов и студентов бакалавриата. Он очень хорошо знал русское религиозно-философское возрождение, труды святых отцов и Священное писание, историю Византии и историю Русской церкви. Он умел делать выводы из истории и из богословия. Он понимал, какие вопросы остаются открытыми. Поэтому он защищал нас от нападок псевдо-богословов в конце 1990-х годов прошлого века и в первые годы ХХI века. Он прямо утешал меня своими компетентными и мужественными заверениями в том, что он знает богословие и может засвидетельствовать, что никаких ересей в моих трудах нет. А есть - и об этом он тоже свидетельствовал - непривычные формы и не готовая к ним аудитория, которая часто думает только на уровне филаретовского катехизиса, схоластических форм и формул и часто не способна воспринять ничего живого и творческого, открытого Духу и дерзновенного.

Значение о. Виталия для нашего  института огромно. Он, вместе с Сергеем Сергеевичем Аверинцевым, вместе с архиепископом Михаилом (Мудьюгиным) и, в определенном уже смысле, заочно, вместе с Николаем Бердяевым и о. Сергием Булгаковым, безусловно, один из столпов, на которых стоит традиция нашего института и нашего братства.

Фото Анатолия МОЗГОВА, КИФА №5(79) апрель 2008 года

Статьи автора в журнале "Православная община" :

Статьи:

  • Об актуальности богословского наследия о. Николая Афанасьева ПО № 16-18
  • Беседа с молодежью о христианском браке ПО № 42

Проповеди:

  • О богоизбранности ПО № 1
  • Святость ПО № 1
  • Проповедь в Русском Успенском соборе в Лондоне во время Ламбетской конференции ПО № 3
  • О «безумном богаче» ПО №4
  • В неделю о Фоме ПО № 5
  • За всенощной в день памяти святого апостола евангелиста Иоанна Богослова ПО № 6
  • За всенощной на праздник Владимирской иконы Божьей Матери ПО № 7
  • «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человецех благоволение» ПО № 10

Пассии 1977 г.

Первая пассия ПО № 21
Вторая пассия ПО №21
Третья пассия ПО № 22-23
Четвертая пассия ПО № 24

  • Слово на литургии в храме Успения Пресвятой Богородицы в Печатниках (20 января 1996 г.) ПО № 31
  • Протопресвитеру Виталию Боровому 80 лет ПО № 31
  • Из проповедей на пассиях в Богоявленском Патриаршем соборе ПО № 33, ПО №35
  • Слово за всенощной в день празднования иконы Божьей Матери «Взыскание погибших» (17.02.77) ПО № 50
  • Слово в Неделю перед Воздвижением (25.09.77) ПО № 50
  • «Он был настоящим пастырем». Слово за всенощной в день памяти свт. Иоанна Златоуста (9.02.77) ПО № 51
  • Об Обрезании Господнем и о святых Василием Великом, Серафиме Саровском и Иннокентии Московском. Слово на вечерне в Неделю перед Богоявлением (15.01.78)  ПО № 58
  • О «богословских добродетелях». Слово в день памяти мцц. Веры, Надежды, Любви и матери их Софии (29.09.77) ПО № 58
На странице:
Сортировка:
Протопресвитер Виталий Боровой. Быть свидетелями Христа. Проповеди. 2-е изд., испр. и доп. М. :Свято..
360 руб.

DVD. Протопр. Виталий Боровой. Проповеди (1998, 2004). - М: СФИ, 2012. Свято-Филаретовский правос..
230 руб.

Современные пути святости : Наши учителя. — М. : Культурно-просветительский фонд «Преображение», 201..
265 руб.

О мирном и непримиримом противостоянии злу в церкви и обществе: Материалы Международной научно-богос..
265 руб.

Предание Церкви и предание Школы: Материалы Международной богословской конференции (Москва, 22-24 се..
160 руб.

Язык Церкви: Материалы международной богословской конференции (Москва, сентябрь 1998 г.). М., 2002. ..
165 руб.

Миряне в церкви: Материалы Международной богословской конференции (Москва, август 1995 г.). М., 1999..
0 руб.

Приход в Православной церкви: Материалы Международной богословской конференции (Москва, октябрь 1994..
165 руб.

Духовные движения в Народе Божьем. История и современность: Материалы Международной научно-богословс..
245 руб.

Личность в Церкви и обществе: Материалы Международной научно-богословской конференции  (Москва, 17–1..
250 руб.