Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:


Уведомить Закрыть
Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:
Уведомить Закрыть

Родная чужбина. Письма Евгении Свиньиной из Петрограда-Ленинграда в Париж.

Родная чужбина. Письма Евгении Свиньиной из Петрограда-Ленинграда в Париж. QR Code Издательство: Радио "Град Петров"
Наличие: В наличии
350 руб.
Количество: Купить

Родная чужбина. Письма Евгении Свиньиной из Петрограда-Ленинграда в Париж.

Родная чужбина. Письма Евгении Свиньиной из Петрограда-Ленинграда в Париж. / СПб: Радио "Град Петров", 2016. - 344 с.: илл.

Мягкая обложка. Печать офсетная. Бумага офсетная. Есть аудиокнига.

Переворот 1917-го года лишил Евгению Александровну Свиньину, вдову прославленного русского генерала Александра Дмитриевича Свиньина, всего: дома, средств к существованию, друзей, семьи. Вплоть до своей кончины в блокадном Ленинграде в 1942-м году Евгения Александровна ютилась в крохотной комнатке коммунальной квартиры, в своем уже преклонном возрасте добывая скудное пропитание уроками иностранных языков и вышиванием. Она оказалась в полном одиночестве в городе, из которого на глазах исчезали привычные представления о милосердии, культуре, нравственности.

Чудом сохранившиеся письма Е.А.Свиньиной ее родным, оказавшимся в эмиграции, позволяют ощутить реальную атмосферу тех лет, царившую в Петрограде-Ленинграде 20-х – 30-х годов. При этом личность самого автора писем потрясает нравственной силой, духовным богатством и мужественным приятием своих испытаний на родине, которая вдруг оказалась чужбиной.

ПРЕДИСЛОВИЕ:

Современного российского читателя, интересующегося отечественной историей, трудно удивить. В последние годы выходят десятки, если не сотни, книг – и научных исследований, и популярных изданий, и документальных свидетельств, посвященных этой теме. Растущий интерес к истории России, особенно к истории ХХ века, в масштабе всей страны или отдельной семьи, способствует развитию этого совершенно особого направления книжного дела и открывает возможность все новых и новых открытий в этой области.

Однако даже среди сегодняшнего изобилия исторической документальной литературы, большого количества опубликованных документов, писем, дневников и мемуаров, книга, которую вы держите в руках, не может не вызвать особый интерес.

«Родная чужбина». Так назвали составители этой книги уникальное собрание писем Евгении Александровны Свиньиной из Петрограда-Ленинграда 20-х – 30-х годов ее родным, оказавшимся в эмиграции.

Государственный переворот 1917-го года изменил, искалечил не только судьбу России, но и судьбы ее несчастных детей. Миллионы русских искали убежища за пределами родины; при этом разбивались семьи, прерывались связи между родственниками. К числу таких русских семей относится и семья Бориса Андреевича Дурова, который оказался во Франции вместе с отступившими войсками Белой армии. Ему удалось разыскать и вызволить из советской России жену, Людмилу Александровну, со старшей дочерью Асей. Позже к ним присоединились дочь Надя и мать Бориса Андреевича, Анастасия Емельяновна. А вот мать его жены, Евгения Александровна Свиньина, осталась в Петрограде. Возможности выехать из страны практически не осталось.

Так вдова прославленного русского генерала Александра Дмитриевича Свиньина, выдающегося военного и государственного деятеля, командира первого в России корпуса Пограничной стражи, волею судьбы осталась в послереволюционной столице в полном одиночестве, без жилья, без средств к существованию, без привычного круга друзей и близких, без семьи…

Евгения Александровна, получившая прекрасное образование и воспитание, дама высшего света, некогда активно занимавшаяся делами благотворительности, преданная жена и любящая мать, вырастившая дочь и сына, геройски погибшего во время Первой мировой войны, оказалась в городе, изменившемся до неузнаваемости. На глазах исчезали привычные представления о милосердии, культуре, нравственности; разрушались храмы, исчезала православная вера. Происходили изменения и в сфере быта – невозможно стало купить одежду, обувь, элементарные средства гигиены; за любыми продуктами питания выстраивались длинные многочасовые «хвосты». Для Евгении Александровны наступили мрачные годы жизни на родине, ставшей неожиданно чужой. Лишившись собственного дома, она ютилась в крохотной комнатке, похожей на шкаф, в коммунальной квартире  со множеством жильцов, по-разному относившихся к генеральской вдове, и в весьма преклонном возрасте зарабатывала себе скудное пропитание собственным трудом – преподаванием иностранных языков,  шитьем и вышиванием. Евгении Александровне пришлось пройти тяжелый жизненный путь в новой России и погибнуть в блокадном Ленинграде в 1942 году.

Большое утешение ей принесла установившаяся с начала 20-х годов переписка с любимой внучкой Асей и дочерью Людмилой, Люмой.

Внучка, Анастасия Дурова, сохранила все письма бабушки из Ленинграда в Париж и перепечатала их на машинке. Печатный вариант писем Е.А.Свиньиной был предоставлен сотрудницей радио «Голос Православия» в Париже Екатериной Макаровой. Позже стало известно, что письма, в сокращенном варианте, были изданы в журнале «Новый мир» в 1991 году. А в 1999 году в Москве была переведена на русский язык и издана книга Анастасии Дуровой, вышедшая ранее в Париже и включившая письма ее бабушки. Настоящее издание представляет собой полное собрание писем Е.А.Свиньиной, включая ранее неопубликованные материалы, а также фотографии, сохранившиеся в семейных архивах и предоставленные специально для этой публикации.

Уникальность и ценность этой книги не только в том, что письма, собранные в ней, позволяют предельно ясно ощутить реальную атмосферу послереволюционных лет, царившую в бывшей столице империи – ведь эти письма написаны человеком умным, наблюдательным, блестяще владеющим русским языком и эпистолярным искусством. Помимо этого благодаря этим письмам мы знакомимся с удивительным человеком, личность которого не может не поразить своей силой, духовным богатством и мужественным приятием испытаний на родине, которая вдруг оказалась чужбиной.

Как естественно было бы услышать от уже пожилой дамы, привыкшей к совсем иным жизненным условиям, обремененной естественными в ее возрасте недугами, жалобы и слезы, ропот на судьбу и на тех, кто лишил ее всего, что составляло радость и смысл ее жизни, лишил ее даже просто права на жизнь… Но эти письма наполнены совсем иным. Конечно, в них есть и горечь, и боль, однако главная их интонация совершенно неожиданная – это удивительная внутренняя  свобода; это подлинное благородство; это бодрость духа, это умение не жалеть себя и любить окружающих, несмотря ни на что, умение радоваться малому и благодарить за все – за чашку настоящего чая, за цветы за окном, за птиц на подоконнике; это непоколебимая вера в милосердие и помощь Божию. Нищая старушка, благодарящая за каждую присланную ей иголочку или лоскуток, которые дадут ей возможность заработать еще на один кусок хлеба; шьющая себе одежду из занавесок и лапти из рваного тряпья, чтобы было в чем выйти на улицу, выстоять очередь, отработать на огороде за мешок картошки, навестить могилу мужа и сына – как это не удивительно, вызывает не жалость, а огромное уважение. Она с юмором пишет, что даже в нелепом наряде ее узнают и даже сравнивают с Екатериной Великой, кланяются ей и целуют руку. Никакое нищенское облачение не может скрыть подлинную осанку; никакие унижения не могут попрать внутреннее достоинство, если человек сумел его сохранить.

Письма Е.А.Свиньиной, содержащие в себе множество самых обыденных, мелких, бытовых и, казалось бы, неинтересных подробностей, читать необыкновенно увлекательно. Так же увлекательно, как, скажем, читать знаменитый роман Даниэля Дефо – как ни странно покажется это сравнение. Ведь Евгения Александровна тоже, можно сказать, потерпела кораблекрушение (она даже пишет в одном письме: «я фантазирую, что живу на тонущем корабле…»), и почти так же, как Робинзон, оказалась на необитаемом острове с жалкими остатками провизии и всего необходимого, но с горячим желанием выжить и верой в свои силы и Божий Промысл. Вдруг ловишь себя на том, что с невольным азартом ждешь известий из следующего письма: хватит ли этого мешочка крупы до получения карточек на хлеб? И дадут ли эти карточки бывшей генеральше? Найдется ли желающий поучиться французскому языку, и, стало быть, появится еще несколько рублей заработка? Удастся ли добыть немного молока для больных почек? Отобьется ли этой ночью Евгения Александровна от осаждающих ее комнатку крыс? Сможет ли она, в своей невозможной обуви, зимой дойти до почты, чтобы получить долгожданную посылку из Франции?.. И в этой череде бесконечных испытаний, проживая их вместе с Евгенией Александровной, вдруг ощущаешь, как хорошо быть рядом с таким человеком, как хочется быть рядом с ним, как необходимы эти простые, повседневные уроки подлинного мужества, милосердия и веры.

Но, пожалуй, самое главное в этой книге то, что это история великой любви. Любви нежной и глубокой, любви строгой и жертвенной, любви трагической и в то же время побеждающей и разлуку, и время, и расстояния. Это книга о любви бабушки и внучки, любви удивительной, о примерах которой немного найдется свидетельств. Евгения Александровна и Ася были по-настоящему родными не только по крови, но и по духу – и оказались навсегда разлучены, разделены «железным занавесом». И только переписка соединила их на несколько лет.

В письмах Евгении Александровны соединены бесконечная бабушкина нежность и духовная трезвость советов, внимание ко всем житейским мелочам и глубокое понимание особого душевного устроения юной девушки (ставшей впоследствии монахиней в миру); заботы о счастливом будущем любимой внучки в чужой стране и желание сохранить в ней все сокровища русской души. «Где же наше русское национальное терпение и всепрощение, наши добродушие и смешливость?..» «Ты должна быть достойной своего Деда внучкой: вежливой, любезной, сострадательной, уступчивой, терпеливой, трудолюбивой, благодарной…» Если бы такие слова говорились всем нам; если бы мы повторяли их своим детям…

Да, эти письма наполнены добрыми и мудрыми советами, дышат любовью и надеждой. Но тем сильнее пронзает душу вдруг прорывающийся в одном из них вопль измученной, одинокой, старой души: «Ася… Ася… Ася!»..

Многое можно почерпнуть из этой книги. Многое из того, что мы, к сожалению, безвозвратно потеряли и продолжаем терять в наше время. Но тем драгоценнее еще одно соприкосновение с миром той, подлинной, России, которую мы так мало знаем и с которой нам так хотелось бы иметь больше общего.

Людмила Зотова, Ольга Суровегина

Нет отзывов об этом товаре.

Написать отзыв

Имя:


Ваш отзыв: Внимание: HTML не поддерживается! Используйте обычный текст.

Оценка: Плохо           Хорошо

Введите капчу: