Божий человек Сергей Сергеевич Аверинцев

  • 10 декабря 2015 в 16:50:12
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 332
  • 0
 

Он стремился к тому, чтобы вернуть русским людям их человеческое достоинство, вновь научить их свободно мыслить, ценить и принимать как драгоценное сыновнее наследство мировую культуру.

В день рождения Сергея Сергеевича Аверинцева мы публикуем текст из книги «Современные пути святости. Наши учителя»

Сергей Сергеевич Аверинцев — замечательный русский мыслитель, выдающийся филолог, общественный и церковный деятель.

Родился 10 декабря 1937 года в Москве в семье профессора-биолога С. В. Аверинцева. Отец Сергея Аверинцева окончил Петербургский университет, стажировался в Гейдельберге, работал на биологических станциях вблизи Неаполя и в Африке. Аверинцев вырос в семье и в кругу внесоветских людей, не зараженных коммунистической идеологией, носителей дореволюционной русской культуры. С детства для него был важен «опыт солидарности с атмосферой этого круга перед лицом совсем иной атмосферы окружающего мира». Будучи болезненным ребенком с детства, Сергей Аверинцев до 5-го класса не мог посещать школу и, по его собственному свидетельству, «неестественно мало для советского человека знал обо всем советском».

В возрасте семи лет Сергей Аверинцев решил, что будет заниматься не естественными, а гуманитарными науками; в четырнадцать лет, вопреки обстановке, царившей в стране, стал интересоваться христианством. В 1961 году он окончил классическое отделение филологического факультета Московского университета. В 1966 году поступил на работу в Институт истории и теории искусства. В 1967 году защитил кандидатскую диссертацию по теме «Плутарх и античная биография: к вопросу о месте классика жанра в истории жанра». В 1969 году перешел на работу в Институт мировой литературы, в сектор античной литературы.

В 1970 году вышел в свет V том «Философской энциклопедии» со статьями Аверинцева «Христианство», «Теизм», «Спасение», «Эсхатология» и др. Публикация этих статей вызвала в советском обществе настоящий скандал, так как в них, впервые в СССР, на страницах официального научного издания прозвучала апология христианства: «Он показал христианство как истинную веру, как настоящее Божественное явление, он открыл свою веру» (протопресвитер Виталий Боровой).

В 1973 году Сергей Сергеевич Аверинцев принял крещение. На вопрос, что ему дает его вера, он отвечал: «Да всё! Всему весело распускаться и цвести в этой укрывающей тени — и радостям встречи с другим человеком, и радостям уединения».

Аверинцев регулярно ходил в московские православные храмы, иногда бывал также в единственном в то время в Москве католическом храме св. Людовика. Сюда его приводила абсолютная убежденность в том, что христианство, восточное и западное, имеет единый корень, который ничто не может до конца разделить на противопоставленные друг другу части.

В 1975 году Аверинцев начал работать над циклом статей о русской поэзии. В 1977 году вышла в свет его монография «Поэтика ранневизантийской литературы», за которую ему через год была присвоена ученая степень доктора филологических наук. Как ученый Аверинцев представлял собой редкий тип всеобъемлющего интеллекта, сверхэрудированного гуманитария, но в историю русской культуры он вошел не столько благодаря своей исключительной эрудиции, сколько благодаря особому, в своих основах христианскому взгляду на вещи, который позволил ему выразить то, в чем больше всего нуждалась эпоха, что более всего давало ей надежды и свободы. Аверинцев одновременно сопротивлялся «как дурному иррационализму, так и плоскому, дурному рационализму», как сказала о нем выдающийся литератор и деятель культуры Ольга Седакова. Он всеми силами расчищал путь к сближению высокой учености и глубокой веры, «Афин» и «Иерусалима».

В 1987 году Аверинцев был избран членом-корреспондентом Академии наук СССР. В том же году увидела свет книга его переводов с сирийского, греческого и коптского языков «От берегов Босфора до берегов Евфрата», в которую вошли многие произведения библейской и ранеехристианской письменности. Аверинцев перевел на русский язык книгу Иова, почти половину псалмов, синоптические евангелия. По свидетельству известного ученого-библеиста архимандрита Ианнуария (Ивлиева), «библейские переводы С. С. Аверинцева избегают крайностей опрощения и консервативной архаики. Он обладал именно той чуткостью, которая сродни такту, тактичному отношению к переводимым текстам и тактичному отношению к адресату перевода. Но эта чуткость может воспитаться только в живом опыте веры, только внутри религиозной жизни».

В 1989–1991 годах, когда в России началась перестройка, С. С. Аверинцев посчитал своим гражданским долгом на время расстаться с работой кабинетного ученого и включиться в дело высвобождения страны и народа из плена советского тоталитаризма. Он был избран делегатом Съезда Народных депутатов, высшего органа государственной власти СССР. Аверинцев полагал, что один из главных уроков, который важно извлечь из тоталитарных безумств, «состоит в том, что безумством оказывается всякая система рассуждений, когда она становится некритической по отношению к себе». Как ученый и общественный деятель, он стремился к тому, чтобы вернуть русским людям их человеческое достоинство, вновь научить их свободно мыслить, ценить и принимать как драгоценное сыновнее наследство мировую культуру. Просвещение, которое нес с собой Аверинцев, было одновременно и просвещением культурным, и просвещением духовным; оно было светом Христовым, который освещает всю земную жизнь человека.

В 1990 году С. С. Аверинцев был избран президентом Российского библейского общества и, кроме того, стал заведующим группой по изучению христианской культуры при Московском университете.

Еще в 1970-е состоялось знакомство С. С. Аверинцева с Георгием Кочетковым, тогда еще не священником. С 1990 года Аверинцев стал посещать полуразрушенный храм в подмосковном городе Электроугли, настоятелем которого стал священник Георгий Кочетков. С переводом о. Георгия в Москву в собор Сретения Владимирской иконы Божьей Матери на Большой Лубянке, и позже — в храм Успения в Печатниках на Сретенке, их связи еще более укрепились. С. С. Аверинцев стал помогать в алтаре, служить как чтец (по-гречески «анагност»), проповедовать с церковного амвона. Сборник его духовных слов-проповедей был позже издан издательством Свято- Филаретовского православно-христиаснкого института.

Однако храмом церковное сужение Аверинцева не ограничивалось. Сергей Сергеевич стал преподавателем, а с 1996 года и членом Попечительского совета Свято-Филаретовского института, в котором читал лекции не только культурологического, но и богословского характера. Он неоднократно защищал Институт и его основателя о. Георгия от несправедливых нападок и гонений. По замечанию его коллег, «он был воин, рыцарь христианства». «Для него это были необходимые и достойные понятия — преданность, честь, долг — то, что сейчас размыто и даже вообще смыто. Он не только посещал церковь как верующий христианин, он служил Церкви как Ее верный рыцарь», — писала о нем Ольга Попова, известный специалист по христианскому искусству. В те же годы С. С. Аверинцев был одним из самых деятельных членов редколлегии издаваемого Свято-Филаретовским институтом и Преображенским братством журнала «Православная община».

Стремясь лично участвовать в возрождении церкви в России, Сергей Аверинцев вступил и до конца своих дней оставался членом Преображенского православного братства, поддерживая его инициативы. По заповеди апостола, он любил братство (1 Пет 2:19), ценя братское общение в Духе Святом как то, что нужно возрождать в Русской церкви в первую очередь. Будучи знатоком многих древних и современных языков, он последовательно и непреклонно выступал в защиту переводов богослужения на русский литературный язык, выполненных отцом Георгием Кочетковым, и сам принимал непосредственное участие в редактировании этих переводов.

В 1996 году Аверинцев опубликовал монографию «Риторика и истоки европейской литературной традиции». Он объединил Россию с Европой, проследил органическую связь, взаимопроникновение и примеры единения двух великих культур — русской и западноевропейской. Аверинцев смог осознать и явить глубинное единство различных христианских культур и конфессий, что сделало его человеком известным и востребованным не только в России, но и в Европе. «Сочетание такой беспредельной эрудиции, такой памяти, такой огромной учености с “даром слез” было воистину абсолютным исключением. И на Западе очень много тех, кто благодарен Богу за этот подарок — Сергея, Божия человека. Ибо он был нужен нам не менее, чем России», — писал об Аверинцеве французский литературовед- славист Жорж Нива.

В 2003 году С. С. Аверинцев стал академиком Российской академии наук.

Сергей Аверинцев скончался 21 февраля 2004 года в Вене, где читал лекции по приглашению Венского университета.

Сергей Сергеевич Аверинцев был человеком веры и человеком культуры. «Культура» в творчестве и жизни Аверинцева возродила свое первое значение — «возделывания»: возделывания человека, как земли, которая сможет благодарно принимать семена Слова. Отец Георгий Кочетков, которого Аверинцев считал своим духовным отцом, сказал о нем: «Как в редчайших случаях бывает природный абсолютный музыкальный слух, так у Аверинцева был абсолютный мистический слух». Обладая исключительной, пророческой чуткостью к Божьему слову, к Божьему действию в мире, Сергей Сергеевич Аверинцев смог донести это Слово, эту «радостную весть» о свободе, истине, жизни с избытком до миллионов русских (бывших советских) людей, пребывавших во тьме и сени смертной.

С начала 1970-х годов Аверинцев становится необычайно популярен в кругах советской интеллигенции. Он читает в Московском Университете курс лекций по античной эстетике, византийской эстетике и западно-европейской средневековой эстетике. «Едва и не каждая его статья становилась предметом восхищенных обсуждений отнюдь не только в профессиональной среде, — вспоминает историк литературы Андрей Немзер. — На его публичных выступлениях зачастую яблоку было негде упасть. Далеко не все читатели-посетители могли сполна оценить тонкость и смелость исследовательских концепций, но ощущение события, встречи с незаурядной и стоящей вне системы личностью было, пожалуй, у всех». Аверинцев открывал своим слушателям не только пространство мировой культуры, но и пространство смысла, укорененного в христианском Логосе. Его лекции, статьи и книги не были прямолинейной пропагандой христианства, но они подводили человека к необходимости радикальной переоценки ценностей, убеждали в возможности свободного и творческого движения духа. Из его лекций каждому слушателю сразу становилось ясно, что лектор не просто знает Евангелие и святоотеческую традицию, а сам верит в Бога. Неудивительно, что через три года публичное чтение лекций в МГУ Аверинцеву запретили.

 

Впервые опубликовано: Современные пути святости : Наши учителя. — М. : Культурно-просветительский фонд «Преображение», 2013. 
Коллаж Татьяны Авиловой

 

Книга «Современные пути святости. Наши учителя» является совместным проектом Ассоциации христиан трудящихся Италии (АКЛИ) и Преображенского содружества малых православных братств, сотрудничество которых продолжается уже более двадцати лет. Это реальный плод усилий по взаимному изучению опыта двух движений – православного и католического – предания церкви, культуры народа и общества. В течение 2014 года книга была представлена в разных городах Италии (Триуджио и Милан) и России (Москва, Петербург). 

 По материалам сайта Преображенского братства

 
Божий человек Сергей Сергеевич Аверинцев

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.10.0 (Professional) (opencartadmin.com)