Возможна ли соборность в церкви сегодня?

  • 21 августа 2017 в 11:33:26
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 43
  • 0
 

О том, что мешает продолжить традицию, прерванную в 1917 году, и что этому способствует, говорили на православном форуме «Преображенские встречи».

III ежегодный международный православный фестиваль «Преображенские встречи. Время новой соборности», прошедший 19-20 августа в КВЦ «Сокольники», в этом году был посвящен столетию начала работы Поместного собора 1917-1918 годов – уникального и по составу участников, и по принятым решениям, многие из которых до сих пор не воплощены в жизнь.

 

Как продолжить прерванную традицию не столько по форме, сколько по смыслу и духу, как возрождать не просто деятельность структур, а саму жизнь христиан – об этом размышляли участники форума: миряне и священники, историки, журналисты и писатели, деятели искусства, представители христианских движений из России, Италии, Франции, Германии, США, Чехии, Латвии.

Дело не в патриаршестве, а в «соборноправности»

Говоря о церковном значении Собора 1917-1918 годов, историк священник Илья Соловьев подчеркнул, что оно прежде всего в том, «что на нём была провозглашена идея соборности как основы церковной жизни, соборноправности в Церкви. Это главное и единственное значение Собора, на которое никак не могли повлиять последующие исторические события». Хотя «многие остальные решения были отложены, упразднены, деформированы», именно «эта идея соборноправности сохранилась, и она придавала аромат и авторитет этому Собору», сказал отец Илья.

Он подчеркнул, что никакая часть созданной Собором системы высшего церковного управления «сама по себе не имеет ценности» и все это, например, в период сталинской диктатуры, «не работало так, как хотел, как задумал это Собор, и работать не могло». Целостного практического применения «нигде и никогда в истории церкви решения Собора не получили», потому что «система, которая была создана Собором, была рассчитана на её использование и употребление в свободной церкви, которая существует в свободном государстве, а свободного государства в России на протяжении последних ста лет не было, так же, как не было свободной церкви».

«Можно было бы сконструировать при Сталине любую систему: установить Высший Церковный Совет, митрополичьи округа, даже избрание епископов так декоративно можно было бы реанимировать. Было восстановлено патриаршество. В общем, всю форму можно было соблюсти. Но это была не свободная церковь, и это было не свободное государство, и в этих условиях работать эта система по определению не могла», – сказал священник.

По мнению отца Ильи, самый трудный вопрос – возможно ли «не декоративное» воплощение в жизнь решений Собора 1917-1918 года. «Я думаю, если в России будет свободное государство, от которого будет отделена свободная церковь, и церковь будет развиваться по своим собственным законам, а не по тем законам, которые диктуют со стороны те или иные силы, то возможно, что часть из этих решений возымеет своё практическое значение в церковной жизни», – заключил отец Илья.

Собор 1917-1918 годов не окончен

Духовный попечитель Преображенского братства, ректор Свято-Филаретовского института священник Георгий Кочетков отметил, что Собор «был не только внешне заблокирован, он был внутренне противоречив». Во многом поэтому его решения, хотя их никто не отменял, не воплощаются, то есть оказались «действительны, но не действенны, во всяком случае пока, до времени. Может быть, в будущем к Собору еще будут обращаться, и может быть, кто-то продолжит и завершит его работу».

По мнению отца Георгия, «этот Собор до сих пор не закрыт, его церковь не закрывала», и поэтому надо «не только признавать принятые решения, но и помнить, что Собор каким-то чудесным образом продолжается». «Мы слишком дорого заплатили за последние сто лет истории. И всё добытое за последнее столетие надо осмыслить адекватно и в целостности, в полноте и тоже внести в эту работу по продолжению собора, – сказал он. – И самое главное – надо признать, наконец, что константиновская эпоха церковной истории закончилась. Настала постконстантиновская эпоха, хотим мы того или не хотим, и мы должны ее описать, воспринять и сделать здесь все адекватные выводы».

В поисках новой соборности

Председатель Преображенского братства, первый проректор СФИ Дмитрий Гасак указал на проблему разрыва церковной традиции в XX веке. «Решений Собора никто не отменял: де юре они действуют, но мы считаем и видим, что они не действуют», – сказал он. Несмотря на издание решений Собора, сегодня, в год его столетия, из многочисленных решений в основном «обсуждается только возрождение патриаршества», добавил Дмитрий Гасак. По его мнению, решения Собора внутренне не востребованы церковью, «запроса не возникает, потому что нет общения в церковном народе».

«Церковный народ – кто это? Вопрос этот в церкви не решен», – сказал Дмитрий Гасак, подчеркнув, что «восстановление преемственности – вещь духовная, культурная, не только юридическая. Мы не мыслим так, как мыслят наши предшественники». «Мы их канонизировали, но не знаем, как они думали, к чему стремились в церкви, они для нас чужие, – пояснил он, – и когда мы говорим о новой соборности, то выражаем желание, чтобы христианское предание стало живым, воспринимаемым во всей его исторической глубине».

Он добавил, что и опыт Собора 1917-1918 годов, который «состоялся, но не воспринят», и прошлогодний Собор на Крите, который «собрался и не состоялся в том качестве, в котором был задуман», показывает, что полагаться только на собор как на представительный иерархический орган и этим ограничивать «институт соборности» невозможно.

«Невозможно заблокировать человека»

Одна из попыток возродить в церкви и обществе начала соборности и солидарности – Акция национального покаяния, которую в год столетия революции 1917 года инициировали организаторы «Преображенских встреч», обращаясь к людям с живой совестью с призывом принять на себя ответственность за русскую катастрофу и злодеяния советской эпохи и вместе искать пути освобождения народа от грехов прошлого. Выступая на фестивальной площадке, посвященной Акции, отец Георгий Кочетков подчеркнул важность тех шагов, которые делает каждый отдельный человек: «Нас ничтожно мало, но историю никогда не делали большие массы. Невозможно ждать, что кто-то сверху что-то скажет, потому что все всего боятся и между людьми нет доверия. Надо исследовать, искать то, что может сцементировать общество. Начиная от фундаментальных вопросов о добре и зле и кончая самыми конкретными вещами. Очень важно действовать “снизу”. Сейчас все может быть заблокировано, а информационная, культурная, образовательная сферы очень жестко контролируются. Но невозможно заблокировать самого человека, если у него внутри что-то есть. Собирая силы, родственные души, нужно делать то, что может просветлить нашу жизнь».

Тема соборности также стала сквозной для 13 фестивальных площадок, посвященных различным сферам церковной жизни: взаимоотношениям церкви и общества, истории XX века и исторической памяти, проблеме общения в церкви, воцерковлению взрослых, молодежи и детей, богослужению, участию мирян в жизни церкви.

Представители волонтерских движений: «Старость в радость», «Белое дело», «Даниловцы», комитета «Гражданское содействие» и других – поделились своим опытом проявления инициативы «снизу» на секции «Община и общение». «Все началось с одной поездки по сбору фольклора в Псков, – рассказала Ольга Балашова, представитель фонда «Старость в радость», – и это общение с бабушками стало основой всей нашей дальнейшей деятельности». Многие волонтерские движения, которые возникли из простого неравнодушия, сегодня не только на слуху, но и имеют в обществе вес, к их голосу прислушиваются, их представители входят в различные государственные комитеты и комиссии.

Христиане против агрессии зла

На межконфессиональной площадке «На пути к единству» представитель итальянского христианского движения ACLI (Ассоциации христиан трудящихся Италии) Пьеранжело Торричелли рассказал об уникальном опыте борьбы с итальянской мафией, с этим «государством в государстве со своими законами и структурой». ACLI видит одну из причин появления мафии в огромной дистанции между государством и людьми: мафия предлагает легкий способ решения проблем, которые через государственные структуры решать трудно. Поэтому одно из направлений деятельности ACLI связано с тем, чтобы приблизить государство к людям, в том числе через разные услуги (например, помощь в составлении декларации о доходах). ACLI также добивается принятия законов, которые позволяют конфисковать мафиозное имущество и передать его в общественное пользование. Например, виноградник, вилла, земля, которые отобрали у мафиози, начинают работать на город, обеспечивают возможность трудоустройства для молодежи. Это дает людям положительный импульс для борьбы с мафией.

«Это свидетельство активного действия христиан в Италии особенно ценно для нашей страны: в России люди столкнулись с такими объемами зла в XX веке, что чувствуют себя полностью бессильными бороться с этой агрессией. Очень важно увидеть, что христиане могут вместе выходить на борьбу со злом и побеждать», сказала одна из ведущих площадки Лариса Мусина, заведующий кафедрой Священного писания Свято-Филаретовского института.

О том, как отвечали на агрессию зла, в частности на религиозные преследования в Испании во время революции 1936-1939 годов, разные христиане – епископы, Папа, простые миряне, многие из которых стали мучениками за веру, – рассказал Сантьяго Мата, автор книги «Католический холокост» и других книг об истории испанской церкви, также принявший участие в работе площадки «На пути к единству», собравшей представителей христианских движений из Италии, Испании, Франции, России.

По традиции, в воскресенье многие участники «Преображенских встреч» причащались на литургии в храме Христа Спасителя. Приветствуя членов Преображенского братства и их друзей, ключарь храма протоиерей Михаил Рязанцев отметил, что воскресенье после Преображения Господня – один из трех дней в году (наряду с Пасхой и Рождеством Христовым), когда в Храме Христа Спасителя собирается такое количество верующих.

В «Преображенских встречах» приняли участие более двух тысяч человек, в том числе первый заместитель председателя Синодального миссионерского отдела игумен Серапион (Митько), член Патриаршего совета по культуре протоиерей Николай Соколов, заведующий кафедрой церковной истории СПбДА профессор протоиерей Георгий Митрофанов, член совета Фонда «Духовное наследие митрополита Антония Сурожского» Елена Садовникова, предводитель Российского дворянского собрания Олег Щербачев, директор центра методологии социальных исследований РАНХиГС Дмитрий Рогозин, режиссеры Андрей Смирнов, Александр Котт («Брестская крепость», «Елки 2,3,5», «Охотники за бриллиантами»), Дарья Виолина («Дольше жизни»), создатель и директор информационного портала «Такие Дела» Дмитрий Алешковский, писатель и переводчик Никита Кривошеин, священники, журналисты и писатели, известные деятели искусства, представители христианских движений из России, Италии, Франции, Германии, США, Чехии, Латвии.

По материалам сайта Преображенского братства

Справка

Поместный собор Православной Российской Церкви, открывшийся 15 (28) августа 1917 года в Москве, был первым полноценным поместным собором за 217 лет. В его работе приняли участие около шестисот человек, из которых более половины составили миряне, в том числе церковная интеллигенция, профессура.

Среди главных решений Собора – восстановление патриаршества, утверждение новой системы церковного управления, нацеленной на предоставление широкой инициативы «снизу» и установление на всех уровнях тесного контакта между верующими и их пастырями. Собор ввел принцип выборности епархиального архиерея, утвердил широкие права епархиального собрания и пожизненное пребывание архипастыря на кафедре с возможностью перемещения только «в исключительных и чрезвычайных случаях». Миссия и проповедь (по решению Собора ставшая обязательной на каждой литургии) были возложены в том числе и на представителей низшего клира и подготовленных и преданных Церкви мирян. Развитию и оживлению проповедничества должны были послужить «благовестнические братства», к созданию которых Собор призвал мирян.

Утвержденный Собором Приходской устав вводил поименное членство в приходе; восстановил древнюю норму участия в литургии – не реже раза в три недели; ограничил право архиерея перемещать или увольнять членов причта; наделил Приходское собрание широкими полномочиями в сфере организации жизни прихода, планирования и контроля финансовой деятельности, заведования приходским имуществом; расширил возможности участия женщин в богослужении, проповедничестве, церковном управлении. Собор разрешил использование русского языка в богослужении по заявлению прихода и его благословению местного архиерея.

Самым слабым местом Собора оказался вопрос отношений церкви и государства. Требуя для себя независимости, Собор тем не менее не мог смириться с мыслью об отделении церкви от столь давно поддерживавшего её государства. Определение «О правовом положении Православной Российской Церкви», принятое 2 декабря 1917 года, как будто намеренно игнорировало антицерковные декреты и установки новой власти. Несмотря на Октябрьский переворот 1917 года, Собор не призвал к вооруженному сопротивлению большевикам; не наложил интердикт на города, захваченные революционной смутой; не вынес своего однозначного суждения о духовной природе новой власти.

Работа Собора была прервана гражданской войной и гонениями на церковь. Впоследствии каждый десятый участник Собора был причислен к лику святых. Половина делегатов были расстреляны, умерли в ссылках, прошли лагеря.

 

 

 

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.10.0 (Professional) (opencartadmin.com)