Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:


Уведомить Закрыть
Нет в наличии!
Введите ваш email, чтобы получить уведомление о поступлении товара:
Уведомить Закрыть

Вестник Свято-Филаретовского института. Выпуск 30 (Весна 2019)

New
Вестник Свято-Филаретовского института. Выпуск 30 (Весна 2019) QR Code Издательство: Свято-Филаретовский институт, Москва
Вес: 0.4 кг
В наличии
320 руб.
Количество: Купить

Вестник Свято-Филаретовского института. Выпуск 30 (Весна 2019)

Вестник Свято-Филаретовского института. Выпуск 30 (Весна 2019)

Начиная с тридцатого номера, научный журнал СФИ выходит с новым названием «Вестник Свято-Филаретовского института». Материалы этого выпуска объединены общей темой: «Проблема образа и подобия Божьего в современной теологии».

В 30-й выпуск Вестника СФИ вошли теологические и междисциплинарные исследования, статьи посвященные библеистике, патристике, миссиологии и катехетике, а также обзоры, аннотации, рецензии.

СОДЕРЖАНИЕ:

Раздел Библеистика представлен статьями европейских богословов и исследователей в области Священного писания Ханса Вальтера Вольфа и священника Доминика Бартелеми, а также статьей Вячеслава Зыкова; в них анализируются выражения «образ Божий» и «Адам» из первых глав Книги Бытия в контексте Божественного замысла о человеке и его призвания в этом мире.

Статьи священника Манфреда Дезелерса и Кати Толстой, которые вошли в раздел Теологические исследования, посвящены проблемам богословской антропологии и теодицеи в свете катастроф, пережитых человечеством в XX веке. Опыт нацистских лагерей и ГУЛАГА по-новому ставит вопрос о присутствии и потере образа Божьего в человеке, о феномене расчеловечения. 

Раздел Междисциплинарные исследования представлен статьей Александра Копировского, в которой образ Христа в произведениях Ивана Тургенева впервые рассматривается в сопоставлении с Его изображениями в русской средневековой иконописи и живописи второй половины XIX века, что приводит к новому осмыслению этого образа.

Раздел Патристика включает статью Себастьяна Брока, выявляющую специфику некоторых антропологических понятий раннесирийской христианской аскетической традиции, а также новый научный перевод «Исповеди» свт. Патрика Ирландского, выполненный Алексеем Дунаевым. 

Раздел Миссиология и катехетика представлен статьей игумена Серапиона (Митько), посвященной формированию понятийного аппарата современной православной миссиологии как самостоятельного раздела систематического богословия. 

Раздел Обзоры, аннотации, рецензии начинается обзором научной конференции «Православные братства в истории России: явление единства в разрозненном мире». Так как образ Божий имеет и личностное, и соборное измерение, он раскрывается и в опыте жизни церковных братств. Материалы доклада священника Георгия Кочеткова, который посвящён братствам как явлению постконстантиновской эпохи, также представлены в этом разделе. Завершается номер аннотацией Ольги Ярошевской к исследованию современного библеиста Мартина Хенгеля «Иисус и иудаизм», которое рекомендуется богословам, занимающимся проблемами христологии.

Библеистика

«Образ Божий – управитель мира» – глава из книги Х. В. Вольфа «Антропология Ветхого завета» (1973 г.). Она открывает третий раздел, озаглавленный «Мир человека. Социальная антропология». Материалы данного раздела затрагивают также темы «мужчина и женщина», «родители и дети», «братья, друзья и враги», «господа и рабы», «мудрый и глупый (учителя и ученики)», «человек и общество», «предназначение человека». По мнению Х. В. Вольфа, призвание человека как поставленного Богом управителя мира предполагает ответственность за вверенное ему творение и исключает произвол и господство человека над человеком, что является искажением образа Божьего. Покорение мира не должно приводить к загрязнению окружающей среды и создавать угрозы для жизни людей, не должно приводить к техническому и экономическому подчинению и человеческой несвободе.
В статье рассматривается вопрос интерпретации и перевода древнееврейского слова ’adam в масоретском тексте 2-й и 3-й глав Книги Бытия. В большинстве случаев это слово встречается там с артиклем, однако в Быт 2:20; 3:17, 21, когда ему предшествует неотделяемый предлог le, артикль отсутствует. Указывает ли это на непоследовательность в масоретской системе огласовки? Должны ли мы понимать это слово без артикля как «человек» или как имя «Адам»? Бартелеми сравнивает схожие проблемы, возникающие с терминами ’élōhîm, tofèt, ba’al, yōm, а также при употреблении артикля в древнееврейской поэзии. Он приходит к выводу, что конструкция hâ’âdâm с артиклем – наиболее древняя. Артикль был призван выделить того человека, которого сотворил Бог. Конструкция без артикля, le’âdâm, являлась своего рода «инновацией», которая указывает на то, что в какой-то момент (еще до греческого перевода Септуагинты) это слово уже воспринималось как имя собственное. 
Автор предлагает несколько способов перевода слова ’adam. Если мы хотим сохранить наиболее древнее понимание текста, тогда вне зависимости от наличия или отсутствия артикля нужно везде переводить его как «этот человек». Однако если мы хотим указать на понимание этого текста, которое, вероятно, возникает со времен Плена, нужно везде переводить его как «Адам». Бартелеми подчеркивает, что, в любом случае, нельзя переводить le’âdâm просто как «для человека».
Статья посвящена проблемам соотношения полустиший, составляющих Быт 1:27 («И сотворил Бог человека по образу Своему, по образу Божию сотворил его; мужчину и женщину сотворил их»). Ставится вопрос о взаимосвязи указанных фрагментов; рассматриваются примеры интерпретации выражений «образ Божий» и «мужчина и женщина» в текстах эпохи Второго храма, Нового завета и раввинистической литературы. В рамках упомянутой группы текстов преобладает общая линия раздельного использования полустиший Быт 1:27a, b (Быт 5:1b, 2а) как при цитировании, так и в связи с их интерпретацией. В перечисленных древних текстах могут быть выделены две основные тенденции в отношении выражений «образ Божий» и «мужчина и женщина». Первая тенденция, связанная с исполнением слов Бога «и да владычествуют они <…> над всею землею» и Божьего повеления «плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею», относится к призванию человека быть управителем мира и рождать детей. Вторая тенденция характеризуется устремленностью к вечной жизни, которая проявляется, с одной стороны, в понятии небесного человека у Филона, а с другой, – в христианских представлениях о том, что Христос – образ Бога и что во Христе и в Церкви «нет мужеского пола, ни женского».

Теологические исследования

В статье я рассматриваю вызов, который феномен расчеловечения в ситуациях предельного истощения, как, например, в «доходягах» ГУЛАГа и Muselmänner Освенцима, предъявляет посттравматическим исследованиям в области философии и богословия, как и богословской антропологии, а именно учению об образе Божьем в человеке, поскольку «человеческое в человеке» (Варлам Шаламов) богословски традиционно связывалось с учением об образе Божьем. В последние годы интерес к этой доктрине возрос как в богословских – католических, протестантских и православных – кругах, так и в поле междисциплинарных исследований. В дискуссиях между западными богословами и философами представление о том, что образ Божий может быть вычленен эмпирически, или как конкретная качественная (субстанциальная) характеристика в человеке, категорически оспаривается. Мой тезис заключается, напротив, в том, что три современные интерпретационные модели человека как образа Божьего (функциональная, реляционная и динамическая) не выдерживают испытания критерием правдивой памяти жертв, свидетельствующих об эмпирической данности потери всего человеческого, и в их нынешней трактовке не могут обеспечить надежной (богословской) антропологии. Именно в свидетельствах о потере того, что традиционно понимается как образ Божий, как это ни парадоксально, подтверждается реальность образа Божьего. В этой связи я предлагаю пересмотреть старейшую, субстанциальную, модель на примере антропологии Максима Исповедника.
Статья написана в рамках богословия «после Освенцима» и локализует традиционный вопрос «где был Бог в Освенциме?» до вопроса «где был Бог в жизни коменданта Освенцима?» Автор анализирует социальные, исторические, биографические, психологические условия, повлиявшие на формирование коменданта Освенцима Рудольфа Хёсса и ставит вопрос о Боге и зле в его жизни. В основу статьи положен подробный анализ автобиографии Хёсса «Моя душа. Становление, жизнь и переживания», который позволяет проследить постепенную редукцию Богосообразности во внутреннем мире Хёсса, связанную с предательством голоса сердца и заменой совести национал-социалистической идеологией, а также процесс нарастания структур зла, расщепляющих мир на внутренний и внешний и превращающих жизнь в борьбу против врагов, которых нужно подчинить или уничтожить. Богословский вопрос сохранения «образа Божьего» в человеке, ставшем массовым убийцей, автор статьи связывает с библейским понятием «сердца», экзистенциального центра человека, открытого или закрытого по отношению к Другому – Богу и человеку. 
В конце исследования формулируется антиномия между бесконечным милосердием Божьим и его абсолютной справедливостью, в свете которой может быть поставлен вопрос о судьбе преступников в эсхатологической реальности.

Междисциплинарные исследования

Статья посвящена осмыслению образа Христа в трех произведениях Тургенева: «Живые мощи», «Милостыня», «Христос». Поскольку сам Тургенев позиционировал себя как человек нецерковный, его интерес к образу Христа может оцениваться в русле характерного для этого времени поиска «исторического Иисуса». Однако анализ тургеневских текстов, связанных с этим образом, показывает, что писатель не стремился противопоставить традиционным представлениям о Христе-Богочеловеке реалистическое изображение Христа-человека. Во всех трех случаях он рассматривал образ Христа в контексте мистических видений и откровений. В статье были проанализированы тексты в сопоставлении с изображением Христа в русской средневековой иконе и в современной Тургеневу русской живописи и скульптуре. Такое сопоставление с широким использованием иконографического и историко-эстетического анализа было проведено впервые. В итоге выявлены элементы, сближающие образ Христа у Тургенева с иконописью, и отличающие его от работ большинства художников как академического, так и реалистического направления (за уникальными исключениями). Также обнаружено совпадение наиболее значительных характеристик образа Христа, данных Тургеневым, с рядом религиозно-философских и богословских текстов.

Патристика