155 лет со дня рождения епископа Таврического и Симферопольского Михаила (Грибановского)

  • 15 ноября 2011 в 09:32:08
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 786
  • 0
 

 

14 ноября исполнилось 155 лет со дня рождения епископа Таврического и Симферопольского Михаила (Грибановского)

Михаил Михайлович Грибановский (14 (2) ноября 1856 — 31 (19) августа 1898) — епископ Таврический и Симферопольский, православный духовный писатель, богослов, подвижник, апологет христианства и проповедник Евангелия.

Михаил родился в семье потомственного священника, протоиерея, благочинного городских церквей Елатьмы Тамбовской губернии. Мать также была дочерью священника. В семье было одиннадцать детей, шестеро из которых умерли в возрасте от одного до двенадцати лет. Михаил был самым младшим ребенком. Известно, что он рано освоил грамоту, особенно любил жития святых, часто читал их вслух матери, сестрам, няне с взаимными объяснениями. Из его Биографического очерка видно, что уже с первых шагов в мальчике наметились и потом сохранились на всю жизнь такие черты характера, как любознательность, любовь к правде и резкая непримиримость ко лжи. В Тамбовском духовном училище и семинарии начался его напряженный путь духовной борьбы, упорной работы над собой. Например, чтобы выучить греческий язык, который давался ему с трудом, он говорил, что болен, запирался на месяц в квартире, а затем удивлял всех в классе отличным ответом.

Санкт-Петербургскую Духовную Академию он окончил в 1884 году и на последнем курсе обучения принял постриг, а через несколько месяцев был рукоположен в иеромонаха. Став первым за 20 лет в преподавательской корпорации Петербургской духовной академии, кто принял монашество, он стал неформальным возглавителем «монашеской дружины» — нескольких будущих иерархов Российской Церкви, последовавших его примеру. Среди них были Антоний (Храповицкий), Никон (Софийский), Тихон (Беллавин) — будущий патриарх. Именно в этом маленьком монашеском «братстве» Михаил (Грибановский) впервые высказывает идею необходимости восстановления патриаршества в России, вдохновившую энергичную деятельность в этом направлении его друга, о. Антония (Храповицкого).

В 1887 году Михаил успешно защитил магистерскую диссертацию и стал инспектором академии с возведением в сан архимандрита. В 1890 году его для поправки слабого здоровья направили в Грецию, где он на протяжении четырех лет служил в посольской церкви. Затем в 1895 году его перевели в Тульскую епархию, а потом — в Крым. Несомненно, преосв. Михаил был одним из образованнейших людей того времени. Он хорошо знал произведения классиков русской и зарубежной литературы (особенно любил труды Ф.М. Достоевского). Глубокий знаток Священного писания, он последние годы с любовью и усидчивым прилежанием работал над обширным трудом о синхронизме евангельских событий, который должен был бы явить его огромную научную эрудицию и проникнутое истинной верой понимание духа и смысла Евангелия («Воскресная ночь»). Установить точку зрения истинного христианина, согласную с откровением Христа, и твердо держаться ее при рассмотрении и уяснении научных вопросов и положений — это было его неуклонным стремлением. Но его интерес не ограничивался богословием и философией; всякое движение в любой науке, не противоречившее учению Христа, интересовало и радовало его. Классическая философия и мифология, история и археология, физика и математика, физиология, медицина одинаково интересовали его.

Признанный религиозно-духовный авторитет своего времени, Михаил Грибановский уже при жизни был широко известен как крупный религиозно-философский теоретик и богослов, выдающийся проповедник и воспитатель семинарской молодежи. В период своего священноначалия в Афинах, Полтаве и Симферополе он показал себя как талантливый церковный организатор. Как писатель епископ Михаил проявил себя, создав знаменитый труд «Над Евангелием». Эта книга представляет собой не последовательное толкование Евангелия, а цикл свободных эссе, близких по жанру к гомилетической экзегезе. Этот труд является свидетельством веры, которая черпает из Священного писания «глаголы жизни вечной».

В Русской православной церкви есть различные свидетельства о том, что многие люди видели в епископе Михаиле пример настоящей христианской жизни. Современные исследователи его наследия (свящ. Павел Хондзинский, диак. Павел Строков) нередко высказываются за канонизацию еп. Михаила. Открыто в церкви было заявлено об этом на страницах журнала «Православная община» в № 3 за 1991 г.

В день памяти епископа Михаила (Грибановского) мы публикуем небольшой фрагмент из его книги «Над Евангелием».

«Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие» Ин 3:5

 

Благодатное возрождение от Св. Духа есть необходимое условие для вступления в Царствие Божие и в основанную Господом на земле Церковь, для исполнения заповедей Христовых и для познания тайн Его учения. Если мы решимся идти по стопам Христа, отвергнув силу возрождения Св. Духом, то скоро увидим всю тщету наших стремлений. Если мы будем стараться исполнять Его заповеди, полагаясь только на свои силы, на своего природного, невозрожденного человека, то на первых же порах бремя кажется для нас непосильным, и мы с отчаянием падем, подавленные его тяжестью. Закон Христов для естественного человека непосилен; он гораздо тяжелее закона Моисеева, ибо утончает и усиливает его требования; осуществить его в жизни нашими слабыми и склонными ко греху силами безусловно невозможно. Закон Христов рассчитан исключительно на человека облагодатствованного; единственно только при помощи силы Св. Духа, чрез обновление нашего ветхого естества новой стихией благодатной жизни, он становится удобоисполнимым, и его заповеди являются только формой обнаружения и развития этой небесной стихии, а тайны Его учения тайнами нами же переживаемой нашей внутренней духовной жизни.

В настоящее время христианские общества, по-видимому, преклоняются пред нравственными требованиями Христова учения. И, однако, что свидетельствует нам действительная жизнь? Не чувствуют ли себя все более и более бессильными исполнить эти требования в их внутренней высоте и чистоте, в их настоящем, подлинно христианском и, потому, единственно истинном и спасительном значении? Не становятся ли люди все более и более рабами внешних условий жизни, непрерывно усложняющихся ее форм, а с тем вместе и соединенной с ними жестокой борьбы за существование, за влияние, за власть, борьбы страстей и самолюбий, борьбы всего мелочного и узко-злобного? Несомненно, это раздвоение нравственных идеалов и хода действительной жизни представляет из себя нечто поистине трагическое, полное великих мук и всяких печальных злоключений. И причина всего этого заключается в том, что благодатная сила возрождения Св. Духом перестала служить для сознания и свободы современного человека источником его будничной, частной и общественной жизни и деятельности; все думают быть христианами при помощи только своих естественных сил и соображений. Понятно, из этого никогда и ничего не может выйти надежно доброго, и пред нашими глазами неизбежные последствия такого ложного пути: все распространяющееся недовольство жизнью и все усиливающиеся ее страдания… И как больно смотреть на эти страдания людей, горько и тяжело сознавать, что ничто извне не может помочь им! Все, что ни сделаешь, только одна капля воды, попавшая в море огня. Страдания проникают в самую глубь жизни, в ее ежедневные мелочи; как тяжелый горький осадок, они съедают самое дно человеческого сердца. Человек ходит, говорит, смеется, заботится о себе и других, — а посмотрите, что он внутри: весь изъеден скорбью жизни, как едкой ржавчиной, весь надломлен и опустошен ее бесцельностью и ненужностью, как невидимой молью и тлей. Всё кругом нас и мы сами только повапленные гробы…

И так было, есть и будет всегда, везде и всюду. Жалко видеть, как люди, точно маленькие, неразумные дети, стараются залечить зло своей жизни самоизмышленными лекарствами и мерами. Неужели до сих пор всем нам не ясно, что зло мира заключается в самом корне нашей жизни, что оно не излечимо никакими частными, земными человеческими усилиями, что вся культура, вся цивилизация — только цвет того же корня и цвет ядовитый, хотя и обольстительно красивый, хотя постоянно и утончающийся в своем аромате? Римляне были умнее и вдумчивее нас: пред пришествием Христа они ясно сознали, что со злом жизни ничего нельзя поделать теми средствами, какими располагает человек. Зло так радикально, что может быть излечено только радикальным же средством, т.е. должен быть обновлен самый корень жизни, должна быть создана новая жизненная стихия, положено новое семя ее развития. Если этого нет, потому что это не в силах человека, если этого не может быть, потому что нельзя представить себе, как это возможно, — то нет и не может быть избавления от зла жизни; человек и мир должны погибнуть, должны сгореть в огне страданий; все должно исчезнуть в пучине ничтожества, беспредельно нелепого и чудовищно жестокого… И римляне сознательно погружали себя в это ничтожество, насильственно прерывая нить своей жизни…

Но что человек не мог себе представить, то на самом деле совершил Сын Божий, наш Господь и Спаситель Иисус Христос. Он затем и пришел, чтобы чрез ниспослание Св. Духа дать людям новую жизнь, обновить самый корень ее, положить в них новое семя к ее дальнейшему развитию. В этом Он полагал и существенную задачу Своей божественной миссии на земле.

Прошло около 2000 лет с тех пор; в десятках поколений предков мы именуем себя христианами, — и однако всмотритесь внутрь и кругом себя: как мы невосприимчивы, как мы тупы к усвоению божественной идеи и силы возрождения и обновления! Как мы легкомысленно, а иногда и преднамеренно не хотим видеть, что только в этом одном и есть выход для нас и для всего мира из бездны страданий и конечной гибели! Как мы все еще надеемся на свои силы и суетимся по-пустому, всячески стараясь или скрыть, или залечить извне ту язву, которая растет внутри и подъедает самый корень нашей жизни, делает нас совсем бессильными в устроении ее радости и ее спасения! Как удивиться сему, как оплакать, как вразумить наше безумное легкомыслие! Мы так измельчали в суете и сложности внешней, поверхностной, показной жизни, что самая мысль о коренном, всецелом нашем возрождении кажется нам чем-то невозможным. У нас голова кружится при попытке заглянуть в глубину души и уверовать в новую жизнь, положенную в ней Св. Духом во Христе; у нас не хватает нравственного мужества и решимости оторваться на время от захватывающего нас житейского шума и спуститься туда, в эту покойную тишь, где бьет самый родник жизни, где совершается самое творчество ее, где человек в безмолвии остается один сам с собой и с невидимым Богом. А между тем все христианские мысли, чувства, дела и поступки должны возникать и расти единственно из того нового семени, которое положено на дне этого родника неизменных сил нашей души, из того животворного веяния Св. Духа, которое дышит по мановению Божию в этой таинственной области… Неужели же мы и дальше будем все так же глухи к призыву нашего Господа возродиться и обновиться? Все так же будем считать самую идею обновления и возрождения неподходящей к непрерывно и быстро текущему нашему времени, которое, чем дальше, тем больше и глубже захватывает нас вихрем своей суеты? Неужели мы все будем только ахать и охать, изнемогая от бесцельной сутолоки жизни, от своих страданий и немощей, от своего утомления и бессилия, и отвергать в то же время свое единственное, дарованное нам Богом лекарство?! О, не дай, Господи, чтобы так было! Покаемся в своем прошлом, покаемся в своем легкомыслии, в своей самонадеянной гордости, в своих страстях и грехах, решим, с Божией помощью, начать новую жизнь! Устремим все свое внимание, всю свободу своего сердца и ума на дарованную нам благодать возрождения! Будем непрестанно молить Бога, чтобы Он прорастил в нас Им же положенное семя новой духовной жизни! Будем холить и питать это семя добрыми расположениями сердца, хорошими мыслями и делами на благо нашей душе и на благо нашим ближним! Будем непрестанно помнить своим сердцем и умом, что мы — новая тварь о Христе, и, сообразно с этим, во всем и внутри и вне себя поступать по воле Божией, по обновленному человеку, по силе всегда призываемой и всегда помогающей нам благодати Св. Духа! Отвергнем старое и ветхое, вступим с ним в беспощадную борьбу, и начнем растить в себе и кругом себя новое, Христово. А главное, перестанем надеяться только на себя, а возложим все упование на силу Божию, действующую в нас, на благодать Св. Духа, возрождающую нас и постоянно дающую нам источник новых сил на творчество добра в себе и других! Отбросим свое самомнение и самочиние и покоримся всецело божественному водительству… И тогда спасение будет близ нас; тогда мы поймем, что такое жизнь в Церкви, тогда жизнь будет для нас легкой и отрадной, тогда все заповеди и уставы ее, весь закон Христов будет лишь желанным и радостным путем к Царству Божию, к наследию вечной блаженной жизни, тогда мы найдем силы совершить все предназначенное нам во славу Христа, тогда радость жизни обнимет и захватит нас, как облаком небесным, на сретение нашему Господу… О Господи! буди, буди!..

Епископ Михаил (Грибановский). «Над Евангелием», САТИСЪ, 1994 г., глава II, С. 6–11.

Информационная служба Преображенского братства

 

В  Интернет-магазине "Предание"  имеются следующие публикации автора:

 


155 лет со дня рождения епископа Таврического и Симферопольского Михаила (Грибановского)

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.10.0 (Professional) (opencartadmin.com)