Невероятные небеса Заостровья

  • 18 июля 2012 в 11:51:18
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 439
  • 0
 


Почему приход, которому исполнилось 412 лет, и сегодня остается центром притяжения? Воскресный день – сам по себе праздничный. Но в Заостровье предстоящее воскресенье, 22 июля, будет совершенно особенным: праздник общего богомолья.
Праздник народный, не календарный, родом из XIX века...
В этот день все прихожане, местные и неместные, от мала до велика придут в свой храм с небесно-голубыми куполами, который всегда был для них центром притяжения. Здесь соберутся замечательные заостровские бабушки, их дети, внуки и правнуки, творческие и технические интеллигенты, учителя и студенты, известные политики и простые работяги...
Такие разные, они будут удивительно похожи друг на друга – красивые люди с ясными глазами. Загадка Заостровья: здесь каждый становится лучше и чувствует себя своим.
В чем же секрет? Почему, да простят нас другие приходы, именно Заостровский живет, а не просто значится на карте епархии? За чем стремятся сюда верующие люди из трех главных городов области, где достаточно своих храмов, и паломники со всей страны?

Ответ первый: четыре века с верой

Заостровскому приходу уже 412 лет. Здешний храм не закрывался никогда.

На всю страну таких церквей было всего двести, а в наших краях, кроме Заостровского, в безбожные времена были открыты еще только два архангельских храма.

– История прихода уникальна, – рассказывает Ирина Пономарева, педагог и куратор проекта фонда Андрея Сахарова по истории политических репрессий. – Это высший образец духовного противостояния людей верующих против действий безбожной власти.

Местные жители не отдали храм на поругание даже в лихие двадцатые годы, когда за посещение церкви отбирали продовольственные карточки. Во всех заостровских деревнях собирали подписи в защиту храма. И отстояли его! - Это были не люди – ангелы, – качают головами заостровские старожилы.

В XXI веке, знающем всю страшную правду о своем предшественнике, крепость здешнего духа кажется невероятной. Только в некоторых домах иконы уносили на чердак. А большинство хозяев говорили: «Не нами они повешены, не нам их и снимать». И это в то время, когда священнослужителей отправляли в лагеря, а колокола – на переплавку...

В феврале 1918 года «Архангельские епархиальные ведомости» рассказали о престольном празднике Заостровского храма Сретения Господня. В этот день Божественную литургию совершал Преосвященнейший Павел, епископ Пинежский. Под мерные удары колокола прихожане толпами шли в храм. После «величественного архиерейского служения» Владыка обратился людям с вопросом: «Неужели вы можете допустить, что Святой храм будет уничтожен, что здесь будет устроен театр или чтонибудь подобное?» Вопрос Владыки покрыли дружные возгласы: «Никогда не допустим!» И заостровцы сдержали слово.

С приходом оттепели рисковали пусть не жизнью, но карьерой. У Александры Дмитриевны Дружининой за то, что она окрестила внуков, «съели» зятя – главного колхозного зоотехника. Кто-то сообщил его начальству о «проступке» тещи. Человека уволили, выгнали из партии, ему пришлось уехать на другой конец страны...

– Многое здесь пережито, – вздыхает Александра Дмитриевна. – Но я свою церковь никогда не бросала и не брошу. Все мои дети и внуки в нашем храме крещены. Осталось младшенькую из восемнадцати правнуков здесь крестить.

О том, как причудливо в советские времена смешивались вера и атеизм, свидетельствует воспоминание Ульяны Васильевны Бугаевой: "В десять лет меня в крестные позвали. Ну, я, конечно, принарядилась – красный галстук повязала".

Ответ второй: «Наш батюшка»

Отец Иоанн Привалов, настоятель Заостровского храма, прекрасно знаком не только своим прихожанам, но и нашим читателям. В этом году исполняется 20 лет его служения в священном сане. Девятнадцать из них прошли в Заостровье. Отцу Иоанну был всего 21 год, когда он стал настоятелем...

– Это было 2 мая 1993 года, – вспоминает Александра Дружинина. – Мы как раз мыли церковь. И вот приходят два молодых человека – отец Иоанн и помощник его. Мы поздоровались и первым делом спросили: вы надолго к нам? Потому как у нас священники часто менялись. А новый настоятель отвечает: надеюсь, что навсегда... И так мы обрадовались, что к нам приехал молодой и красивый батюшка, так его полюбили! Подкармливали отца Иоанна – времена-то были голодные, а его семья еще в городе жила. И по сей день мы рады, что он с нами.

Отец Иоанн поведал чудесную историю своего назначения. За год до этого отец Александр из Матигор сказал новоиспеченному дьякону: «Будете писать прошение на пресвитерский сан – просите Заостровский приход. Это было немыслимо! Вопервых, по канону настоятелем положено становиться только в 30 лет. Во-вторых, меня пугала ответственность за здешний храм – исторический памятник. А в-третьих, как можно самому просить определенный приход! Это же сверхнаглость! Куда направят, туда и надо ехать... Но отец Александр упорно заводил этот разговор еще раза четыре. И молодой дьякон решился. Владыка Пантелеимон, епископ Архангельский и Холмогорский, поначалу отказал. А через некоторое время настоятель кафедрального собора, где служил Иоанн Привалов, спрашивает: «Ты просил Заостровский приход?» «Да», – похолодев, признался дьякон. – «Вчера состоялось твое назначение!» – Позже я узнал, что на это место съехалось пятеро претендентов. Почему Владыка Пантелеимон выбрал меня – до сих пор загадка..."

Мне очень понравилось, как меня здесь встретили. Не было какой-то нарочитой елейности, люди говорили то, что думали. Но самому молодому из прихожан было уже лет пятьдесят...

Если до назначения отца Иоанна церковь посещали в основном пожилые люди, то вскоре сюда потянулись остальные поколения. На службы стали приходить всей «фамилией». Вместе с настоятелем заостровцы по крупицам собрали историю прихода, посвятили ей выставку. Изменился и сам храм.

– Не помню, чтобы до девяностых годов он когда-нибудь ремонтировался, – говорит Галина Николаевна Торинова. – Кресты были разрушены, купола обветшали, крыша протекала. Храм был словно в язвах. Холодно, отопления нет (отцу Иоанну доводилось служить при температуре плюс три градуса, время от времени грея руки в алтаре над плиткой. – М.Л.).

А сейчас все иначе: в храме чисто, тепло, красиво, и вокруг него порядок. Еще годдругой – и после реставрации откроется второй этаж.

Тамара Миронова – руководитель аппарата областного собрания – в начале девяностых возглавляла сельскую администрацию: "Время было очень непростое: в стране и области сплошной кризис – власти, экономики, духовной жизни, – напоминает Тамара Григорьевна. – Я считаю, что на Заостровской земле именно церковь тогда объединила людей. Здесь не было забастовок, люди работали, даже когда по году не получали зарплату. Заостровцы нелегко принимают новых людей, но отец Иоанн сразу завоевал их расположение и уважение... Холодная весна 98-го. Сильнейший паводок, ледяная вода накрыла заостровские деревни. Оставалось только молиться. Люди снова объединились вокруг церкви – и снова выстояли".

Ответ третий: всем миром

С прихожанами разных поколений мы пьем чай в доме напротив храма. Здесь они часто собираются. Как многое в нашей стране, этот дом сначала принадлежал церкви, потом колхозу, потом снова церкви. Идет неспешный разговор «обо всем». Я слушаю, вглядываюсь в лица и в который раз поражаюсь их общему – светлому какому-то – выражению.

– Очень хорошо помню тот день, когда мы с мамой впервые пришли в Заостровский храм, – говорит 19-летний Максим Бибин, один из самых молодых прихожан, студент, только что отслуживший в армии. – Было воскресенье, и после службы нас сразу же пригласили на трапезу. Вообще, гостеприимство не редкость при храмах, но здесь была какая-то особая атмосфера. Мы стали накрывать на стол вместе со всеми и сразу почувствовали себя как дома. Радушие и открытость – то, что присуще нашему приходу.

Молодое поколение заостровских прихожан – Максим, экономист Ирина Суслова, программист Андрей Зайченко – частенько отправляются в паломнические поездки по другим странам.

Недавно побывали в Сербии и Румынии. Так что им есть с чем сравнивать.

– Меня всегда удивляло, как сельская жизнь отличается от городской, – отмечает Ирина. – На селе люди все делают сообща, всем миром, помогают друг другу. И в храме эта соборность особенно расцветает.

* * *

Говорят, одни люди мир видят, другие слышат, третьи чувствуют его кожей

Мне кажется, все они при этом воспринимают его через ту самую «атмосферу», о которой говорят заостровские прихожане и их гости.

Она невидима, но соткана из множества как осязаемых вещей (красоты храма), так и того, что нельзя потрогать – времени, событий, памяти людей... Выдерни из этого хоть одну ниточку – и атмосфера будет уже совсем другой.

Секрет Заостровского прихода и прост, и сложен одновременно. Его не было бы без Маремьяны Алексеевны Москалевой, в 40-е годы – старосты, которая каждый раз, отправляясь в органы госбезопасности с квитанцией об уплате налогов, брала узелок с одеждой и думала, что уж не вернется. Его не было бы без отца Иоанна Привалова, который за два десятка лет сделал Заостровье центром притяжения.

Его не будет без нового поколения, которое так ценит свой намоленный Храм.

Секрет – в сохранении традиций. Кто-то наверняка возразит: «Но здесь Евангелие читают на русском языке и не крестят без подготовки!» Да ведь это тоже традиции, о которых мы просто мало знаем.

И все-таки есть в загадке Заостровья что-то необъяснимое. Будете в этих краях – остановитесь перед храмом и посмотрите в небеса. Они здесь всегда невероятные.

Хотите верьте, хотите нет – однажды я видела, как в абсолютно чистом небе облака выстроились лестницей, которая заканчивалась прямо над куполами.

Марина Ледяева

Фото автора и Александра Копеина

www.pravdasevera.ru

Невероятные небеса Заостровья

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.10.0 (Professional) (opencartadmin.com)