Захоронения или «ямы утилизации человеческих останков»?

  • 30 июля 2012 в 20:47:32
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 512
  • 0
 

 
«Бойся равнодушных - они не убивают и не предают, но только с их молчаливого согласия существует на земле предательство и убийство».

28 июля молодёжная группа паломников, членов Преображенского братства из разных городов – Москвы, Екатеринбурга, Тулы, Вельска, Томска, – посетила Музей истории ГУЛАГа и Мендурский полигон смерти в городе Йошкар-Ола.

Группу сопровождал Николай Аракчеев, председатель Марийской организации Общества «Мемориал» и директор музея, который сам узнал о репрессиях только в 1989 году, когда в газете «Известия ЦК КПСС» прочитал статью на эту тему. С тех пор он значительную часть своего времени и сил посвящает восстановлению памяти о тех событиях и пострадавших людях. Кроме того, Николай Александрович инициирует раскопки захоронений, ищет новые экспонаты, собирает материалы для музея и временных выставок.

Для республики Марий Эл такая деятельность очень важна, так как среди народов страны марийцы находятся на первом месте по количеству расстрелянных во времена советских репрессий на душу населения. По рассказу Николая Аракчеева, Мендурский полигон является местом расстрелов и захоронений более чем семи тысяч репрессированных, всего в регионе известно о сорока тысячах убитых. Захоронения осуществлялись в специальных рвах в несколько слоев. Произнося слово «захоронения», Николай Александрович поправился: «То есть ямы утилизации человеческих останков». Когда вскрыли один из рвов, в верхнем слое оказались стеклянные бутылки и банки из-под тушенки, которые убийцы бросили туда, пообедав после «работы» – это как нельзя лучше показывает кощунство их поведения. На многих черепах видны проломы, а значит, что даже после выстрела смерть наступала не сразу, и тогда людей добивали тем, что было под рукой, чем-то вроде кусков арматуры.

На трассе Москва-Сыктывкар, по которой проезжает большое количество путешественников, можно увидеть восьмиметровый крест, от которого в сосновый лес уходит дорога к полигону. На вопрос: «Как Вы думаете, что должно измениться в отношениях между людьми, чтобы такого рода вещи больше не повторялись? Благодаря чему может произойти покаяние в народе?», Николай Александрович ответил: «Я размышляю об этом последние пятнадцать-двадцать лет, и я прихожу к выводу, что, во-первых, те десять заповедей, которые существуют, надо соблюдать. Во-вторых, надо набраться или научиться технологии передачи этой информации окружающему миру, тем людям, которые от нас зависят: это дети, внуки, родственники или вообще люди неверующие, которых очень много». Николай Аракчеев добавил, что у современного человека отсутствует внутренний стержень, его мало заботят размышления о глубоком, а свобода, которой мы сейчас обладаем, уводит нас от смирения.

После краткой молитвы и воспевания «Вечной памяти» расстрелянным, паломники отправились в Музей истории ГУЛАГа, где собрано большое количество экспонатов, свидетельствующих о жестокости и бескомпромиссности карательных органов (ОГПУ, НКВД) по отношению к гражданам. Здание, в котором располагается музей, являлось в советское время штабом НКВД, а сейчас там воссоздана атмосфера периода самых тяжёлых репрессий. Комнаты, двери, окна сохранены в своём первоначальном виде. В здании находилась комната для допроса, камера ОГПУ-НКВД, карцеры, комната заседания тройки ОГПУ, а также сейчас там можно увидеть залы, посвящённые теме гонений на «кулаков», культурную элиту и духовенство.

О своей жизни паломникам рассказывали Елена Кузьминична Бундакова и Мальвина Сергеевна Ходоровская, дети «врагов народа», жертвы репрессий, которые, несмотря на преклонный возраст, работают в музее, общаются с посетителями, являясь живыми свидетелями.

На следующий день, 29 июля, состоялась встреча паломнической группы с Ксенофонтом Никаноровичем Сануковым, доктором исторических наук, первым председателем Марийской организации Общества «Мемориал» (1989-1996), автором книг и статей, посвящённых теме репрессий. С этой темой он впервые столкнулся, когда писал кандидатскую научную работу и, занимаясь архивами, увидел множество документов по делам репрессированных «кулаков». Получив «внушение» от властей, подписав бумаги о неразглашении полученной информации, он смог написать свою первую статью только лишь в 1988 году, когда сведения о репрессиях появились в советских СМИ.

Касаясь темы репрессий, всегда возникает вопрос, почему те, кого пытали без вины и заставляли подписывать себе приговор, хотя их было гораздо больше, чем тех, кто их пытал, не могли защитить себя и воспротивиться власти. Размышляя о том, какие небывалые по жестокости меры безнаказанно применялись «палачами» по отношению к населению, нельзя было не согласиться с мнением Ксенофонта Никаноровича о том, что зло происходит не столько по вине творящих зло, сколько по вине тех, кто позволяет его творить.

Виктор Авилов, Карина Гиздатова (Молодёжный «Круг»)

Фото Карины Гиздатовой

Информационная служба Преображенского братства

Захоронения или «ямы утилизации человеческих останков»? Захоронения или «ямы утилизации человеческих останков»?

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.10.0 (Professional) (opencartadmin.com)