Чем опасен «унывальщик»

  • 30 мая 2012 в 17:19:39
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 734
  • 0
 

 

  От гордыни до уныния один шаг — эту мысль отец Иоанн Привалов высказал в нашей прошлой беседе о любви к себе. Так родилась невеселая тема очередного разговора с заостровским священником: уныние…

— Отец Иоанн, со стороны смотреть — от какого-нибудь беспечного весельчака бывает куда больше вреда окружающим. Чем же Пьеро хуже Арлекина?

— Уныние, как и всякий грех, заразно. К примеру, не надо думать, что человек, который курит, вредит только себе. Он испытывает желание, порой даже неосознанное, заражать своей привычкой других. Я знаю, о чем говорю, поскольку сам когда-то курил. Что такое уныние? Это принятие клеветы на Бога, на мир, на себя, которое выражается в разрушении. Причем оно мало связано с действительными тяготами жизни. Таков выбор самого человека. Унывальщику кажется, что все вокруг ужасно, поскольку сердце его отравлено. И все мы знаем, как сложно находиться рядом с таким человеком.

— А если он не виноват в том, что такой? Темпераменты ведь у всех разные. Сангвиник склонен к веселью, меланхолика хлебом не корми — дай погрустить…

— Мы должны преодолевать свой темперамент, поскольку он относится к животной сфере нашего «я». Человек как раз и проявляется в том, что у него все послушно духу. Если же о нем можно сказать только то, что он меланхолик или сангвиник, — значит, человека пока не получилось.  К тому же грусть и уныние — совершенно разные вещи. Например, повесть Лидии Чуковской «Прочерк» рассказывает о страшном 1937 годе, но при этом она поражает какой-то светлой грустью. Елена Цезаревна сказала мне: да, это грусть, потому что такова была наша жизнь… Я уточнил: но не уныние? — Нет, ни в коем случае! Абсолютно нормально, когда человек переживает такую светлую, преображающую грусть. Он признает, как много в мире зла, но в себя его не впускает, а, напротив, сохраняет способность к состраданию и милосердию.

— И этим он отличается от унывающего?

— Да. Тот, кто подвержен унынию, признает всемогущество зла. Причем сам он может и не быть агрессивным. Но ему ни до чего и ни до кого нет дела. Он как бы уставился в самого себя.

— У нас еще едва ли не каждый второй утверждает, что страдает депрессией. Это родная сестра уныния или она — из другого семейства?

— Их часто путают, хотя между ними принципиальная разница: уныние — недуг духа, а депрессия — болезнь души, которую должны лечить врачи. Уныние может приводить к депрессии, но жесткой взаимосвязи здесь нет. В депрессивном человеке может оставаться сострадание к другому. Унывающий, повторюсь, зациклен только на себе.

— В своих интервью вы часто говорите о благодарности. Может быть, уныние происходит от ее недостатка или отсутствия?

— Одно из самых эффективных средств от уныния — как раз благодарение. А поводов для него вокруг даже больше, чем нужно. Только благодарность открывает нам глаза и наделяет той зрячей любовью, которая позволяет по-настоящему жить. Но искушение видеть только плохое очень велико. Мы живем в обществе потребления, поэтому сейчас так много уныния. В традиционном обществе, где есть устойчивые ценности, его несоизмеримо меньше.

— А что вы имеете в виду под традиционным обществом?

— Например, дореволюционную Россию. Тогда люди воспитывались в сознании, что человек — не мера всех вещей, что есть проблемы, с которыми в одиночку не справиться, что невозможно прожить жизнь без поражений… Сегодня же успех — мерило всего. Те, кто его не достиг, неизбежно приходят к унынию. Оно стало этаким духовным СПИДом. Быть может, еще более страшным, чем обычный.

Марина Ледяева

www.pravdasevera.ru

Чем опасен «унывальщик»

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.10.0 (Professional) (opencartadmin.com)