Разрыв поколений — главное наследие советской эпохи

  • 03 июля 2013 в 11:49:51
  • Отзывы :0
  • Просмотров: 853
  • 0
 


26 июля в санкт-петербургском музее Анны Ахматовой в Фонтанном доме прошел творческий вечер художественного руководителя Авторского театра, актера и режиссера Малого Драматического театра — Театра Европы Олега Дмитриева. Свято-Петровское малое православное братство (Преображенское содружество), выступившее организатором вечера, предложило для общего размышления тему, связанную с именем Достоевского: Олег Дмитриев играет Петра Верховенского в спектакле Льва Додина «Бесы» и является режиссером премьерного спектакля «Подросток».

Как звучит слово Достоевского сегодня? Какие смыслы произведений великого автора оказываются наиболее востребованными в современном мире? Какова главная интенция спектакля «Подросток» — поиск Отца или духовная деградация нового поколения? Что нового о нас самих мы можем узнать из театральных прочтений романов Достоевского? На эти вопросы пытался ответить не только режиссер, но и пришедшие на встречу гости: с самого начала Олег Дмитриев предложил, чтобы встреча была не монологом, а именно диалогом – и так оно и получилось.

Режиссер рассказал о том, как меняется театральная аудитория в последнее десятилетие: вместо людей старшего возраста всё чаще в зале можно встретить молодежь, которая хотя многого не знает из истории нашей страны ХХ века и иногда даже не может найти подходящие слова для того, чтобы описать увиденное, но хорошо чувствует то, что происходит на сцене, проникаясь самым важным чувством — состраданием к человеку. Он описал, как однажды увидел молодую девушку лет шестнадцати, которая горько, навзрыд плакала на плече у молодого человека после спектакля «Братья и сестры» по роману Федора Абрамова, но сказать о нахлынувших чувствах смогла лишь одним наиболее подходящим из ее лексикона словом: «Прикольно!».

Основная задача спектакля «Подросток», по словам режиссера, — заставить зрителя встревожиться за подрастающее поколение, которое с большой долей риска так же, как и главный герой романа, может начать искать в жизни лишь денег и ничего другого. Не хочется, чтобы человек, оказываясь у «путевого камня» своей жизни, читал на нем совсем не сказочные надписи: налево ли ты пойдешь, или направо, или прямо — всё равно себя потеряешь. Неожиданно с ответным словом от имени подростков и молодежи выступил один из гостей встречи, представившийся Алексеем: «Дело не в том, станем ли мы такими, как Аркаша Долгорукий или нет. Наша проблема в другом: мы живем в мире без взрослых. И не потому, что вас нет, а потому, что вы нас абсолютно не понимаете и поэтому ничем нам помочь не можете. Вы не знаете новой жизни, вы живете старыми представлениями о том, как было раньше. Моя бабушка искренне считает преступлением то, что за два года я сменил три работы, а родители не могут ничего посоветовать для решения серьезных проблем в моей жизни, в лучшем случае могут помочь материально, если я останусь без работы».

Олег Дмитриев во многом согласился с молодым человеком: «Главная драма наследия старшего поколения — разрыв поколений, и в этом виноваты родители, которые молчали или лгали. В конце 1980-х правда выливалась из газет и толстых журналов, а в семьях — правды, как правило, по-прежнему не было. Да, мы прочли недоуничтоженные книги, но главное происходит не в газетах и журналах, а в жизни. У моей бабушки, когда-то работавшей в НКВД и потом вышедшей на пенсию, пальцы в эти годы были черными от сотен перелистанных газетных страниц в день — она читала абсолютно всё, ни с чем не соглашалась и медленно сходила с ума. До самой смерти она не поделилась со мной ни словом о том, кем была и что делала, молчала об этом и моя мама».

Главным «достижением» советской власти Олег Дмитриев назвал разрыв родовых связей. Когда в печати возникли имена не только жертв, но и палачей — люди сами вскричали: «Хватит, прекратите, мы не хотим, чтобы нам было так больно!» — и тема покаяния, поднятая еще в одноименном фильме Абуладзе, была закрыта раз и навсегда. «Люди, у которых была возможность воспитать детей в правде, сами отказались от этого в отличие от немцев, которые в 1950-е годы не позволили нейтрализовать память о нацизме. Потому наши молодые люди, не зная о том, кто такой Сталин, имеют право предъявить иск суда совести к своим родителям. С другой стороны, становясь взрослыми, они не имеют права не задумываться об этом уже самостоятельно, чтобы обрести стойкий иммунитет против неосталинизма — так называемого “сталинизма-лайт”».

В завершение вечера Олег Дмитриев поблагодарил Свято-Петровское братство за многолетнюю дружбу. Подводя итог встречи, председатель братства Юлия Балакшина сказала: «Когда-то каждый из нас, членов братства, тоже стоял у своего «путевого камня», не зная куда пойти, но потом мы увидели, что шаг можно сделать не по горизонтали, а по вертикали, к Отцу — и дышать сразу стало легче».

Анастасия Наконечная

Фото Игоря Хмылёва

Информационная служба Преображенского братства

Разрыв поколений — главное наследие советской эпохи

Powered by module Blog | Reviews | Gallery | FAQ ver.: 5.10.0 (Professional) (opencartadmin.com)